Поиск по сайту


Кто на сайте
18 пользователь(ей) активно (13 пользователь(ей) просматривают Молодые литераторы)

Участников: 0
Гостей: 18

далее...


Article ID : 120
Audience : Default
Version 1.00.01
Published Date: 17.11.2011 22:39:59
Reads : 1191

Проза
Эссе «Красная комната и сладкий пирожок»

Начинается как глава настольного романа всех
наших бабушек и матерей — «Jane Eyre» —
Тайна красной комнаты.
В красной комнате был тайный шкаф.
Марина Цветаева
Почему я люблю роман Шарлотты Бронте «Джейн Эйр»? Теперь, прочитав эту книгу несколько раз, посмотрев все сохранившиеся экранизации, могу ответить на этот вопрос. Я женщина, поэтому мне нравятся романтические, почти сказочные любовные истории. Я взрослая женщина, поэтому мне нравятся умные героини любовных историй. Я много читающая женщина, поэтому мне нравятся любовные истории, созданные хорошими писателями. Я давно много читающая женщина, поэтому мне нравятся романы, в которых есть, по словам Марины Цветаевой, «тайный шкаф». Я люблю многослойные произведения, люблю копаться в «тайных шкафах» - смыслах и подтекстах.
Приступим? Стихотворение Шарлотты Бронте «Жизнь», кажется мне, содержит то зерно, из которого вырос самый известный роман английской писательницы:
Поверь, что жизнь – не снов игра,
Не сказок темный лес.
Как часто мелкий дождь с утра
Сулит нам день чудес!
Пускай у неба хмурый вид -
Промчатся облака;
А ливень розы оживит,
Увядшие слегка.
Шальные, невозвратные,
Уходят жизни дни;
Веселые, приятные,
Покинут нас они.

Ну что с того, что смерть всегда
Идет за жизнью вслед?
Ведь страшной кажется беда,
Когда надежды нет.
Надежда трудностям назло
Нас держит каждый миг;
Она – спокойствия крыло
И свежих сил родник.
Пусть многие и трудные
Преграды встретим тут,
Но славные и чудные
Нас годы жизни ждут!
Жизнь неповторимой Джейн (в переводе Ирины Гуровой) или Джен (в переводе Веры Станевич) проходит между «красной комнатой», символизирующей смерть, небытие, и «сладким пирожком», метафорой надежды, мига счастья. В начале романа она живёт в качестве бедной родственницы в Гейтсхэдхолле, доме семейства Ридов. В роскошной красной комнате когда-то давно умер мистер Рид, брат её отца, и теперь девочке кажется, что на комнату наложено заклятие. Джейн ужасно боится оказаться там в одиночестве. Единственное лакомство (а значит, и капелька внимания), которое она иногда получает, - сладкий пирожок. Служанка Бесси, которая печёт такие пирожки, и аптекарь мистер Ллойд протягивают руку помощи маленькой героине: ей удаётся вырваться из удушающих «родственных объятий» злобной семьи Ридов.
Кошмарная приютская школа в Ловуде становится «красной комнатой» смерти. Руководство мерзкого мистера Брокльхерста создало условия для вспышки эпидемии тифа, унёсшей жизни слишком многих воспитанниц. Только крепкое здоровье, упрямство и добрые отношения с директрисой мисс Марией Темпль, однажды угостившей Джейн сладким пирогом, подругой Элен Бернс, приятельницей Мери-Энн Вильсон помогают выжить девушке в аду Ловуда.
Чтение книг, которые тоже стали своеобразными «сладкими пирожками», спасает интеллект и дух юной Джейн. Я решила взглянуть на «книжную полку» Эйр (исследовала текст Бронте с этой точки зрения сама, в интернете и энциклопедиях искала только информацию о неизвестных мне авторах). На ней толпилось не так много книг. «Памела, или вознагражденная добродетель» английского писателя С. Ричардсона. В этом романе бедная девушка Памела не поддалась на неприличные уговоры богатого хозяина, сохранила свою честь и… вышла за этого мужчину замуж. Вам сюжет ричардсоновский ничто не напоминает? «Жизнь английских птиц» английского иллюстратора и гравёра Т. Бьюика. «Генрих, герцог Морландский» (не могла найти автора). «История Рима» английского литератора О. Голдсмита. «Путешествия Гулливера» знаменитого английского писателя Джонатана Свифта. Гулливер, как мы помним, побывал у великанов, лилипутов (это слово придумал Свифт), лжеучёных, разумных лошадей, диких людей – йеху (тоже придумал Свифт). Наша Джейн из Англии не уезжала, но, пожалуй, столкнулась с такими же опасностями, как и Гулливер. А уж сколько йеху попалось ей на жизненной дороге! Кроме того, Эйр читала старинные волшебные сказки, французские сказки, древние баллады, стихи, она увлекалась путешествиями и биографиями. В Библии её заинтересовали Откровение, книга пророка Даниила, книга Бытия, книга пророка Самуила, история Иова, история Ионы. Не буду искать здесь ассоциации – тема неисчерпаемая, для отдельного сочинения. Несчастная ловудская подруга Джейн, Элен Бернс, читает «Историю Расселаса, принца абиссинского» английского писателя С. Джонсона. Этот утопический роман рассказывает о прекрасном мире, которого на самом деле не существует. Может быть, утопический (утопия – место, которого нет) взгляд на жизнь (об руку с тяжкой болезнью) и свёл Элен так рано в могилу. Адель вслух читала басню французского поэта Лафонтена «Союз крыс» о хвастливых и трусливых крысах.
В Торнфильде, где Эйр работает гувернанткой, она почти счастлива. Джейн живёт среди приличных людей, которые её уважают. Домоправительница миссис Фэйрфакс очень добра, воспитанница Адель Варанс мила. Но самый большой и вкусный «сладкий пирожок» - это взаимная любовь Джейн и Эдварда Рочестера, хозяина Торнфильдхолла. Тревожит гувернантку, которая готовится к свадьбе с удивительным Рочестером, только поведение странной служанки Грэйс Пул. Героиня ещё не догадывается, что комната служанки превратится в очередную «красную комнату»: в ней заперта Берта, сумасшедшая жена Эдварда. Катастрофа!
Почти умирающая Джейн находит приют в доме священника Сент-Джона. Трагедия не сломила силу воли героини, она выдержала страшнейший удар судьбы. И … посыпались «сладкие пирожки»! Умерший брат отца мистер Эйр всё своё немалое состояние оставил нищей племяннице Джейн. Строгий священник и его прекрасные сёстры оказались близкими родственниками Эйр.
В финале романа «красная комната» сумасшедшей Берты, совершившей самоубийство, сгорела. Джейн Эйр вернулась к Рочестеру. Уже десять лет они счастливы!
Роман Шарлотты Бронте надо обязательно успеть прочитать вовремя. Это понимала мать великой Марины Цветаевой: «О, как мать торопилась
с нотами, с буквами, с Ундинами, с Джейн Эйрами, с Антонами Горемыками, с презрением к физической боли, со Св. Еленой, с одним против
всех, с одним – без всех, точно знала, что не успеет… так вот – хотя бы это, и хотя бы еще это, и еще это, и это еще… Чтобы было, чем помянуть!
Чтобы сразу накормить – на всю жизнь!».


Эссе «Дневник нового бога: я хочу этого»

Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей ты телесных,
Где начал ты духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь - я раб - я червь - я бог!
Г. Р. Державин "Бог", 1780

Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Всё зримое опять покроют воды,
И божий лик изобразится в них!
Ф. И. Тютчев "Последний катаклизм", 1829

В 1827 году молодой и неизвестный русский поэт Фёдор Тютчев пишет стихотворение "Вопросы", герой которого мучается над "загадкой жизни":
О, разрешите мне загадку жизни,
Мучительно-старинную загадку,
Над коей сотни, тысячи голов –
В египетских, халдейских шапках,
Гиерогли́фами ушитых,
В чалмах, и митрах, и скуфьях,
И с париками, и обритых, –
Тьмы бедных человеческих голов
Кружилися, и сохли, и потели, –
Скажите мне, что значит человек?
Откуда он, куда идет,
И кто живет над звездным сводом?
В 1937 году американская (10 лет назад навсегда покинувшая Россию) писательница Айн Рэнд в повести "Гимн" (Москва, Альпина Паблишерз, 2010) ответила на вопросы бывшего соотечественника и загадку разрешила (наверное, ей так казалось). Герой маленькой книги, назвав себя Прометеем (!), утверждает: "Я покончил с монстром "мы" — словом рабства, воровства, несчастья, фальши и стыда. И вот я вижу лицо бога, и я возношу его над землей. Бога, которого человек искал с тех пор, как люди начали существовать. Этот бог даст нам радость, мир и гордость. Этот бог — "Я".
О знаменитом вне России американском философе и писателе Айн Рэнд я узнала только в этом году. Алиса Зиновьевна Розенбаум родилась в Санкт-Петербурге в 1905 году, в 1926 году уехала в Америку, работала сценаристом. Написала несколько художественных произведений: "Источник", "Мы - живые", "Атлант расправил плечи", "Гимн", стала автором значительных философских трудов.
"Гимн" - это художественно-публицистическая антиутопия. Очевидно, что этот жанр пародирует и отрицает литературную утопию, доказывая её невозможность. XX век породил множество антиутопий в мировой литературе, например: «Мы» Евгения Замятина, «Котлован» Андрея Платонова, «Заводной апельсин» Энтони Бёрджесса, «Час Быка» Ивана Ефремова, «1984» Джорджа Оруэлла, «О дивный новый мир!» Олдоса Хаксли.
Герой повести американской писательницы ведёт своеобразный дневник, в котором отражается его духовный путь от "Мы" к "Я". Напомню, что роман Евгения Замятина «Мы» был написан в 1920 году. Вероятно, новая американка могла его прочитать.
Текст Рэнд, по-моему, пронизан разнообразными символами. В первой главе (число 1 символизирует мужское начало, зародыш, подъём) человек по имени Равенство 7-2521 рассказывает о своей жизни до...некоего события. Во второй главе (двойка - это двойственность противоположного, например, мужского и женского, женское начало) речь идёт о любви к женщине по имени Свобода 5-3000 и о каком-то Непроизносимом Слове, ради которого некоторые собратья шли на костёр. В третьей главе (символические значения тройки - созидание, рост, творческое обновление, движение вперёд) герой обнаруживает неизвестную ему силу природы. Четвёртая запись (число 4 в эзотерике - очищение, просветление, страдание) снова о встрече с женщиной. Герои выясняют, что мысленно они называют друг друга другими именами - Золотая и Непобеждённый. Так оковы обезличенного «Мы» начинают разрушаться. В седьмой главе (7 - это совершенство, мистическая природа человека, полнота, разум) Непобеждённый идёт со стеклянной коробочкой, найденной в заброшенном туннеле, в Дом Учёных, чтобы рассказать людям о новой силе природы. Но собратья, «глухие» и «слепые», его с ужасом отвергают, он убегает в страшный лес навсегда. О таких «глухонемых» людях писал в 1836 году и великий Фёдор Иванович Тютчев в стихотворении «Не то, что мните вы, природа…»:
Они не видят и не слышат,
Живут в сем мире, как впотьмах,
Для них и солнцы, знать, не дышат,
И жизни нет в морских волнах.

Лучи к ним в душу не сходили,
Весна в груди их не цвела,
При них леса не говорили,
И ночь в звезда́х нема была!

Не их вина: пойми, коль может,
Органа жизнь глухонемой!
Души его, ах! не встревожит
И голос матери самой!..
Следующие дневниковые записи не только рассказывают о самых необычных событиях, но и отражают мысли свободного человека, который узнал, что Непроизносимое Слово - "Я". "Я есть. Я думаю. Я хочу. Мои руки. Моя душа. Мое небо. Мой лес. Это моя земля...Я выберу друзей среди людей, но не рабов, не хозяев. И я выберу только тех, кто понравится мне, и их я буду уважать и любить, но не подчиняться и не приказывать. И мы соединим руки, когда захотим, и пойдем в одиночку, когда захотим. В храме своей души человек одинок. И пусть храм каждого останется нетронутым и неосквернённым. Пусть человек протянет руку другому, когда захочет, но только не переступив этот святой порог". Этот человек также понял, что и внешне он прекрасен (видимо, как бог), в отличие от собратьев, вид которых вызывал жалость.
В последней, двенадцатой, главе (число 12 символизирует высший порядок, законченность, цельность) герои, осознав окончательно свою индивидуальность, выбирают новые имена. Мужчина берёт имя титана Прометея (мыслящий, предвидящий, защитник людей, борец с тиранией богов), женщина получает имя богини Геи (мать Земли и старых богов). В финале свежеиспечённый Прометей уверен, что его возлюбленная станет матерью новейших богов, а он (на горе) вместе с будущими детьми и избранными друзьями построит новый мир. "Я буду бороться за то, чтобы наступил этот день. Я, мои дети и избранные друзья. За свободу человека. За его право. За его жизнь и честь. И здесь, над воротами моей крепости, я высеку в камне слово, которое станет моим маяком и знаменем. Слово, которое не умрет, даже если мы все погибнем в битве. Слово, которое не может умереть на земле, потому что оно есть ее сердце, смысл и слава. Это священное слово — EGO". Надеюсь, это будет не "дивный новый мир" и не "скотный двор".
Так, мне кажется, антиутопия становится очередной утопией (идеальным обществом, которого нет), вроде "Туманности Андромеды" Ивана Ефремова, "Что делать?" Николая Чернышевского, "Новой Атлантиды" Фрэнсиса Бэкона, «Атлант расправил плечи» (1957) той же Рэнд. Даже название повести мне представляется утопичным, слишком серьёзным. Одно из значений слова «гимн» - торжественная хвалебная песнь (первоначально - в честь богов или героев); музыкальное произведение или часть его (обычно финал) торжественного характера, прославляющее кого-либо, что-либо. Айн Рэнд создала хвалебную песнь в честь новых богов в человеческом облике: мыслящих индивидуалистов, «разумных эгоистов». (Надо тормозить, опять возникла тьма-тьмущая ассоциаций, цепочек, типа «тварь дрожащая» и «право имею» Достоевского, сны Веры Павловны Чернышевского…)
Может быть, и Тютчев писал о том же в 1829 году в стихотворении «Цицерон»:
Счастлив, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был –
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!
Нет, поэт писал о другом. Он размышлял о судьбе людей во времена хаоса и катастрофы. Айн Рэнд размышляла о судьбе неких супергероев (люди в повести – жалкие существа) во времена тоталитаризма и коллективизма. Мне так кажется.

|  Links 
Printer Friendly Page Send this Article to a Friend