Поиск по сайту


Кто на сайте
15 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Наши современники)

Участников: 0
Гостей: 15

далее...


Наши современники > Елена Колядина > Роман «Цветочный крест»: богохульство или настоящая литература?

Роман «Цветочный крест»: богохульство или настоящая литература?

Данные на 30.01.2010
В №7 журнала "Вологодская литература" вышел роман журналиста "Голоса Череповца "и писателя Елены Колядиной "Цветочный крест". Мнения вологжан разделились диаметрально: от "еще одно ведро помоев в современной литературе"до "гениальное произведение мирового уровня".

О чем книга?

В 1674 году в Тотьму прибывает 21-летний священнослужитель - отец Логгин. Батюшка намерен наставить на путь истинный зело некультурных тотьмичей, верующих в леших, банников и любовный жар, а затем отправиться на повышение в Москву, где с блеском предаться теологии. На первую его исповедь приходит 15-летняя дочь богатого тотемского солепромышленника Феодосья. Отец Логгин так сражен красотой Феодосьи, что решает преподнести ее в дар Богу, сделав самой праведной. Но когда Феодосье стали поклоняться как человеку, который может совершать чудеса, батюшка отправляет ее на костёр, обвинив в колдовстве.

Прочитать роман на сайте "Вологодская литература". Главы 1-6. Главы 7-17. Главы 8-27. (В данное время материал на сайте удален)

"Слава Аллаху и Шаймиеву!"

- Елена, как книга оказалась в "Вологодской литературе"?
- Как выросший ребенок покидает родителей, так историческая драма "Веселая галиматья" ушла от меня и зажила собственной жизнью, в которой я уже ничего не в силах изменить. "Ребенок" даже поменял имя: из "Веселой галиматьи" неожиданно превратился в "Цветочный крест". Писатель, номинант премии "Русский Букер-2009", Галина Щекина дала мою рукопись участникам литературного объединения Вологодского отделения Союза российских писателей для обсуждения. Среди них была критик Нина Писарчик. Через несколько месяцев Нина сообщила, что в журнале "Аргамак" будет опубликована ее рецензия на мой роман (из которой я с интересом узнала, что являюсь "вологодским Рабле") и одна из глав - "Скоморошья". Полезла в Интернет и с удивлением выяснила: "Аргамак" выходит на русском и татарском языках. Удивление состоит в том, чтоя наполовину татарка, о чем редактор "Аргамака" Николай Алешков, конечно, не мог знать.
- Слава Аллаху и Шаймиеву, кажется, деньги на издание "Аргамака" на 2010 год будут! - сообщил Алешков.
Затем пришло письмо по электронной почте: "Вашу рукопись хочет опубликовать толстый журнал "Вологодская литература", позвоните редактору Алексею Николаеву". Позвонила. Переругались и дружно швырнули трубки. Другой издатель послал бы автора надолго, но Николаев, очевидно, сжав зубы, через пару дней поговорил со мной. Это был один из замечательнейших дней в моей жизни!

"Мнения разделились симметрично"
- Нас проклянет Василий Белов, - торжественно, как накануне казни, объявил мне Николаев. - Нас предадут анафеме - роман скандальный. Мнения редколлегии разделились симметрично.
Я затрепетала (особенно пугала перспектива быть проклятой классиком современности, автором моего любимого "Лада") и приготовилась к камням. Ждать пришлось недолго.
- Большего богохульства, особеннов первой главе сего "романа", не встречал еще нигде. Ни в занятной "библии" Е.Ярославского-Губельмана, председателя союза воинствующих безбожников в ЗО-е годы, нигде еще, даже у Льва Толстого. Неужели наши предки только и жили "энтим самым", без всяких других интересов? Что бы ни происходило, все у автора сворачивается на грубые "физиологии". Неужели наш "великий и могучий" на такое только и способен? Так сейчас в московской да в интернетовской литературе такая помойка, что лишнее ведро помоев вряд ли уже чего туда добавит, - сказал отец Николай (Толстиков).
- Елена, в книге действительно "физиология"?
- Я писала не под заказ редактора, не для денег - писала для себя, это была моя духовная жизнь на протяжении полутора лет. Каждую ночь, предвкушая невероятное счастье на ближайшие несколько часов, садилась на кухне с ноутбуком для того, чтобы унестись из повседневности туда, где я буду абсолютно свободна. Ведь именно ради внутренней свободы человек и погружается в творчество, туда, где нет строгих табличек: "Уходя, гасите свет!", "Мойте руки перед едой", "Вход запрещен!". Если бы художник писал с оглядкой на чье-то мнение, то никогда не появились бы (как верно подметил издатель "ВЛ" Александр Халов) "Лолита" Набокова или "Декамерон" Боккаччо. Я благодарна отцу Николаю (Толстикову) за мнение о книге: честное и прямое, оно говорит о его принципиальности. Но одной из тем "Цветочного креста" была тема представления русичей, жителей Тотьмы, о своем теле и сексуальности. И как у Агаты Кристи или Конан Дойла концентрируются убийства - десять человек собираются в одной комнате, и вдругодин за другим умирают, чего в повседневной жизни, конечно, не бывает, так и в моем романе до крепкого рассола сконцентрирована любовно-сексуальная жизнь наших предков. Конечно, никто в жизни не услышит столько потаенных пословиц и баек "об энтом самом". Но не разводить же было мне ядреный рассол, названный отцом Николаем "помоями", до десяти томов, чтобы он принял "приличную" концентрацию!

Феодосья - история русского праведника?

- Елена, книга действительно так богохульна?
- Я человек православный, верующий, и ни в коем случае не ставила задачу изобличить "кабалу святош". Я хотела показать ответственность лидера (а в 17 веке для рядового гражданина это был священнослужитель) за людей, которых он вознамерился осчастливить, уведя в безгрешное светлое будущее.
- Что, на мой взгляд, представляет это произведение? - объясняет издатель "ВЛ" Александр Халов. - Здесь ярко, выпукло, на уровне Чехова, Салтыкова-Щедрина, Достоевского выписана жизнь, человеческая природа. Есть несколько провалов. Но есть отец Логгин! Который отправляет на костер светлую душу Феодосью только потому, что сам когда-то допустил слабость: втайне возжелал эту женщину! А еще - не он, ярый служитель Бога, сотворил чудо - цветочный крест, а она. Так сгинь, пропади, пусть же никто этого не узнает! Как это по-человечески! Вот это глубина: вот какие детали человеческой натуры автор знает! А до каких высот в понимании жизни, русской натуры и русской души, сути русских людей поднимается автор, когда вскрикивает: "Ах, батюшка! Чересчур молод ты бысть и чересчур учен, и книжность твоя лишила тебя простой житейской мудрости и понимания, что именно русичи всегда готовы на великий подвиг в одиночку и торопятся совершить великие дела как можно скорее, не растягивая и не откладывая, ибо слишком коротко русское лето, и зыбко положение, и никогда нельзя знать, не ввергнутся ли завтра в твое родное селище враги, лютые морозы, мор, голод или волки". Роман современен, злободневен - так у людей было всегда: инакомыслящий, инако поступающий, живущий - неважно, что это светлая, добрая, к Богу истово стремящаяся душа! - не понят, отвергнут, осмеян, изгнан, оклеветан, уничтожен. История Феодосьи - история русского праведника.
Прочитать роман "Цветочный крест" можно на сайте журнала "Вологодская литература" (в данное время материал на сайте удален).

Татьяна ЖМАЙЛО (Газета "Голос Череповца")


Навигация по документам
Previous article Желания сбываются!
Voters total: 0
Average: 0
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправитель Нити