Login
Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться


Поиск по сайту


Кто на сайте
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Молодые литераторы)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...


Article ID : 239
Audience : Default
Version 1.00
Published Date: 25.04.2012 22:52:13
Reads : 1223

Стихотворения.
Желающие быть опубликованными присылайте произведения на адрес: okraina05@mail.ru
Анокин Антон


Сергею Есенину
(remake на "Письмо к женщине")

Мы помним,
Мы все, конечно, помним
Тебя, Сережа,
Друг наш дорогой.
А позабывшим, образ твой восполним,
С голубизной в глазах
И златой головой.

Ты говорил:
Жизнь свою прожег уж,
Что мучает тебя
Твой черный человек.
Но сколь очаровал, сколь покорил душ
За тяжкий тот,
За свой короткий век.

Сереженька!
Ты был рожден поэтом.
Писал о том, о чем скулит душа.
И, изливаясь ярко белым светом,
Ее в скандалах тратил неспеша.

Не думал ты,
Что средь друзей твоих,
С которыми когда-то вместе пили,
Найдутся те, кто сразу скажет: "Псих!" -
Лишь осознав, что пешкой рядом были.

Не жди от них
Венца не увидать.
Сулят его своей лишь голове.
В тебе кипит морская гладь,
Пожар и бунт у них на корабле.

Стихи – душа!
Оставил нам
Ты часть себя и своей жизни.
И просто призрачным словам
Легко добавил новый смысл.

Ну что ж сказать могу я о любви?
Любим, желанен, кем-то обожаем.
Пылали чувства как могли,
Был обожжен ты в том пожаре.

И ведь был прав!
Любя – гори!
И смело отдавайся воле!
А надоело – уходи
Гулять на жизненном просторе!

В деревне
Родина твоя.
Ей до конца остался предан.
Там, на осколках бытия,
Был русский дух тобой изведан.

Сереженька!
Ты наш поэт!
Рожден, воспитан
Был Россией.
И увидав весь белый свет,
Сказал: "У нас всего красивей!"

…………………………………………………………

Теперь года прошли,
Тебя в живых уж нет.
Так много недосказанно, не явно.
Но сколько не прошло бы лет,
Стихи звучат всё так же славно.

Сергей!
Сказать приятно мне:
Ты избежал духовной смерти.
В твоей прозрачной глубине
Необъяснимый вихрь вертит.

О, Боже наш!
Тебя молю!
И пред тобой я встану на колени.
Душевный дай
Покой тому,
Имя чье
Сергей Есенин.

Шаги в одиночество
Он был капитаном, но погоны сорвали,
Корабль сожгли, даже лодки не дали.
Кислород перекрыли, огонь затоптали.
Что не смогли забрать, так это медали.

А он как-то выжил. Наверно назло.
Лишь случайный прохожий скажет: «Не повезло!»
Теперь нужно встать, распрямиться, шагнуть.
Не посмеет упасть, идти нужно в путь.

Смотря мимо лиц, пряча портреты,
Внимая ответам, что шептали глухие поэты,
Среди тысячи глаз, одиноким остался.
Капитан своей жизни в чужой потерялся.

Ледяной ностальгией в живые прогулки
Уходил на ночь. В фонари, в переулки.
Горящей водой залечивал раны,
Но было так поздно, было так мало!

Допуск теперь имеют только родные.
Слова остальных как будто пустые.
И пусть одиночество бежит с горы валом,
Зато теперь есть повод стать адмиралом!


Ангелы

Рисуя крылья на своих спинах,
Полета не ждите! Вы им не нужны!
В кривых зеркалах увидите имя-
Настоящий облик вашей личной судьбы.
Подражая Амуру, готовите стрелы.
В чем-то любви, в чем-то войны.
Сами строите вы перемены,
Поджигая мосты ради псевдо-мечты.
Включив зеленый на светофоре,
Вините всех помимо себя.
Затем, осознав, в плачевном миноре
Кричите, что красный было нельзя.
Сжигаете боль в ежедневном наркозе
И, задыхаясь, жадно глотаете дым.
Втыкая в душу стальные занозы,
Вы верите мозгу. Он непобедим!
Ведь проще сказать: «Он вдруг «отключился»»
«Воздух друг другу мы стали дарить…»
Но вот завопили, когда он «включился»:
«Зачем же нам дали право любить?!»
Сжигая крылья на своих спинах,
Полету не верьте! Это только обман!
Меня не ищите! Мое стерто имя!
Я больше не верю! Бог поверит ли вам?!

Зверь

Открыли клетку по найму убийцы.
Стреляли внутрь. Не сдох! Притворился.
Подходили ближе – показал свой оскал.
Хотели зарезать – зубами плоть приласкал.
Пригнулся, прыжок сильный в открытые двери.
Слышу стрельбу сзади - убить хотят зверя.
Поздно, родные! Я почти на свободе!
Искрятся глаза, слюна стекает по морде.
Лапы мои движутся лихо
В сторону леса. Подальше от психов.
Хотят поймать, собак спускают.
Глупые! Они лишь пустолают.
Я их заражу диким вирусом в шею.
На моей территории их кровь заалеет.
Убежал, оторвался, встал, отдышался.
Лес - дом родной. Пора улыбаться!
Прилег отдохнуть. Тело сил набиралось.
Жаль вот время ждать меня не собиралось.
Голод не тетка. Придет когда надо.
Между лесом и мной появилась ограда.
Подустал, поотвык, привычки сменились.
Зайцы «в гости ко мне» совсем не просились.
Стая в семью принимать не хотела.
Да и мне ни к чему! Не моё это дело!
Скитался по селам. И оттуда все гнали.
Помыслы зверя, конечно же, знали.
Начал квитаться с лисой. Жить стало попроще.
Она мне не враг, но и не помощник.
Помогла попривыкнуть, поосвоиться чтоли.
Знаю, жить тяжело, но я всё же на воле

Театр

А в нашем кукольном театре
Когда потушен свет, опущены кулисы,
Начинается другой спектакль,
Играют в жизнь актеры и актрисы.

Начнем с Артемона, прелестного пуделя.
Его история весьма коротка.
«Сегодня костей не купили мы для тебя»
Не выдержал пёс поводка.

Оглох и ослеп любимец собачек.
Как видно, за годы он так постарел.
Растрепанным, грязным стал кудрявенький мальчик.
На сцене больше не танцевал и не пел.

Лучший друг человека стал надежной обузой
Живущим за золото, не нужен такой.
За шатер. Карабас. В полосатых рейтузах.
Из стального обреза. Железной рукой.

Мальвина повзрослела. Теперь спит с кем захочет.
Ну а если точнее, то с кем попадет.
Красивое платье порвано в клочья.
Ничего! Она его утром снова зашьет.

Кредиткой кучку разбивает в дороги.
По этим дорогам скоро уйдет.
Такая сказка стирает тревоги.
Вот зараза! Уже не берёт!

Ставит на стол свой чемоданчик.
Зажигалку с ложкой дополнит шприцом.
Тихонько упав на мягкий диванчик,
На руке жгут затянет крепким узлом.

И вот он полет, о котором мечтают,
И вот он ответ за что умирают.
Но это на время. И она это знает.
Поутру отходняк. Ведро обнимает.

В 3 представление. На сцену ей скоро.
Бежит в гримерку, мажется красками.
Всего пол часа и Мальвина готова.
Вновь невинно хлопает глазками.

Арлекино злобно смеется над всеми.
Жаль одному всех и не высмеять.
Всё идет по той же старенькой схеме-
Против денег и власти пешке не выстоять.

Кулаки помогают отстоять ему честь.
После сцены нырком на ринг из бетона.
Кто ж виновен, что правдой презирает он лесть?
Пробирает сатира под звук камертона.

Расшиблена бровь и расквашен нос,
Разбито колено и порезан пальчик.
Стол, рядом кресло, чистый поднос,
Хлеб, бутылка и граненый стаканчик.

И вот каждый день пьет он и курит.
Так незаметно и жизнь вся пройдет.
Для полного счастья курнул бы и дури,
Но за дурью к Мальвине он позже зайдет.

Жаль Пьеро. Затоптали поэта.
Свои же. Словами. По хрупкой душе.
Отказался влюбленный от звона монеток.
Он уверен - с милой Рай и в шалаше.

Ему медленно рвали сердце в груди,
Потом долго топтали ногами.
«Ты свободна, кукла! Давай же иди!»-
Смеясь, они ему сказали.

«Иди же! Теперь ты человек!»
(Запомнит веселые лица)
С насмешкой: «Живи! Обрети любовь навек.
Тебе теперь есть к чему стремиться!»

Так и скитается. В мусоре роет
Все пытается сердце своё отыскать.
Ищет добро, не верит он в злое.
Злу не будет никогда потакать.

Не замечая, как пролетают дни мимо,
Буратино мечтает всё об одном:
Чтобы в сказку попасть, ищет камины,
Которые смог бы открыть он ключом.


Жду зимы

Мои карты, моя любовь, моя осень.
Где-то фальшь, где-то жизнь. Сердце зиму просит.
Мертвого дыма, тропой уходящего в небо.
Мертвого пепла в хлопьях мокрого снега.
Искрящейся пылью в кристаллах белых сугробов
Волной захлебнусь, чтоб остыла тревога.

И снежные пули убивать нас не будут,
А радость подарят и Солнце на блюде.
И жизнь в нас вдохнут наши снежные люди.
И неба кусок внутри хрупких орудий.
Тогда я вновь оживу. Снова попробую воздух.
И жизнь сначала начну вместе с праздничным тостом.

Признание

Ты, знаешь, родная, я влюблен до безумства.
Ах, если б я мог описать эти чувства...
Я б сказал, что они как зеленая крона
На дереве Жизни у пустого перрона,
Ждущего поезд "Счастье, радость, мечты".
Он уже совсем рядом, ну а в нём только ТЫ!
Я б сказал, что они - дикий штормовой ветер,
Который мечтает об одном лишь на свете -
Словно в голубом небе гордая птица,
В глубине твоих глаз навсегда раствориться.
Я б сказал, что они как весенняя радость -
Запах свежей травы и цветочная сладость,
Колыбельные птиц под огромной Луной
И улыбка сердца, согретого Солнцем - тобой.
Но чувства чтоб чувствовать! Их описать очень сложно!
И всё то,что внутри мне передать невозможно!
И вложив их и душу, с дрожью я говорю:
Родная, я тебя ТАК сильно ЛЮБЛЮ!!!

Мим

Творец застыл в загадочном мире,
Который виден для него одного.
Образ предстал как на картине.
Автор ее не от мира сего.

В воздухе плавает пара перчаток,
Белизной своей, разрезая налет.
Краски оставили на лице отпечаток,
Полосатость кофты гротеск придает.

Пальцы скользят по плоскости гладкой,
Пустоты прозрачность скрипит как стекло.
Отражение жизни и людские повадки
Передавать научился он очень легко.

Замедляя ваше дыхание, забирая покой,
Изображая театр свой, мастер молчит.
Смеетесь, следя за дурною игрой.
А зря! Это он за вами следит!

Сеута

Энрике – инфант, под лживым именем Генрих
Вздумал логово наше разворошить.
Его порядковый номер далек от первых,
И для славы себя решил кровью крестить.

Мы не каперы, нет! Имен у нас много!
Стать продажным дьяволом не сулил сердца рок!
Потому не взлюбил нас и выбрал эту дорогу,
Потому Генрих душу свою не сберег.

Религия? Это ль причина неравного боя,
Где сорок пять тысяч нас жгли будто лен?!
И сумерки те, где нас покинула воля,
И тот рассвет что кричал: «Мир ваш уже побежден!»

Средиземное море открыло замок,
Ключ к которому теперь в руках португальцев.
И Бен Салах при Марокко спасти нас не мог,
И пистолеты с саблями в объятиях пальцев.

Капель

Весна шагает. Город тает.
Весенней капелью потекли мои мысли.
Каждый божий день приобретает
Жизнь моя всё новые смыслы.

Чувства знакомы, но как-то иначе:
Безразличны прохожие, вместе с ними реклама.
Не прошу ничего! Мне бы только удачи…
А в голове и так полно всякого хлама.

Солнце снег плавит в холодную воду,
Заставляя людей танцевать на дороге.
Пусть я и огонь, но в такую погоду
Становлюсь чуть добрей и счастливей немного.

А вокруг всё по старой заезженной схеме:
Все рычат, плюются, толкают, орут.
Каждый хочет выйти из стандартной системы.
Но пока только хочет. Вот так и живут.

Выбегайте на улицу, пещерные люди!
Этот город устал смотреть холодные сны!
Дарите улыбки, ведь от вас не убудет!
Прогоним зиму! Пришло время весны!

|  Links 
Printer Friendly Page Send this Article to a Friend