Login
Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться


Поиск по сайту


Кто на сайте
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Молодые литераторы)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...


Article ID : 269
Audience : Default
Version 1.00
Published Date: 26.06.2012 9:41:00
Reads : 1086

Стихосложением начал увлекаться с середины 2010 года, в возрасте 14 лет, с осени 2011 года состою в творческом объединении «Школа Поэзии» у педагога Игоря Эпанаева на базе Центра Детского Творчества и в объединении «Таланты и поклонники» у педагога Базановой Марины Анатольевны на базе Дворца Детского Юношеского творчества. Лауреат множества школьных поэтических конкурсов городского и областного уровней, 3 место в конкурсе-фестивале «Второй открытый фестиваль поэзии» в номинации «Проза».В номинации "Поэзия" вошёл в список тоже победителей Опубликован в сборнике «Чудь. Антология поэзии Вологодского края. XXI век».
Затерянный в полёте

Сквозь ночной полумрак и холодную тьму,
Проходя через клубы густого тумана,
Ты летишь в самолёте, играя в войну.
Скоро кончится всё, но пока ещё рано.

Ты с машиной своею опять заодно,
Будто органы - все бортовые приборы.
Предначертана смерть - ты всё знаешь давно.
"Друг мой верный, прощай, всё закончится скоро!"

Под тобой засыпает планета людей,
Обессилев от крови напрасно пролитой.
Мир, добро и осколки великих идей -
Всё разрушено, стёрто и просто забыто.

Со звезды улыбается Маленький принц,
Он зовёт за собой, в мир без зла и обмана.
В древний Эдемский сад из библейских страниц.
"Нет, мой милый, прости, но пока ещё рано".

Ты отжал до предела штурвал на себя,
И завис в небесах посреди океана.
Грянул выстрел. Осколки и брызги огня,
И предсмертный твой крик "Умирать ещё рано..."

Somnum

На умирающие ветви
Ложится серебристый снег
В саду, забытом и запретном,
Где сроду не был человек.

Сад безучастно освещает
Луны бесстрастный бледный взгляд,
И в мягком ватном одеяле
Деревья спящие стоят.

Их снег печально обнимает,
И тихо их стволы скрипят.
Им снится ледяное пламя
И листья на сухих ветвях.

В кору вмерзает бледный иней,
И корни сковывает лёд,
И тихо снежная богиня
Им колыбельные поёт.

Они порой зовут друг друга,
На миг очнувшись ото сна,
И эхом подпевают вьюге,
Свои не слыша голоса.

В саду пустом застыл навеки
Слепого времени поток.
И никогда на мёртвой ветке
Уже не вырастет листок...

Шаман

Вперед, собирайся, мой юный герой,
Ты должен пройти этот путь!
Из каменных джунглей проворной рекой
Сквозь шлюз суеты ускользнуть.

Почувствуй бесшумный сознанья поток,
И капель причудливый вальс,
Раскрой свою душу, как майский цветок
И разум погрузится в транс...

Тебе предстоит путешествие в мир,
Где тело - бессмысленный груз.
Где мысли уносят в воздушный эфир,
Где души - как тени медуз.

Где лица от масок нельзя отличить,
Где нет ни мостов, ни дорог...
Лишь звон колокольчика тихо звучит
Для тех, кто всегда одинок.

Твой путь пролегает сквозь вечную тьму,
По мёртвому царству Теней.
И мрак победить суждено лишь тому,
Кто ведает силу огней.

Полночные птицы помогут узреть
Души своей истинный лик,
Судьбу, Одиночество, Время и Смерть,
И Жизни мерцающий блик.

Бессмертные духи готовы раскрыть
Все тайны Земли и Воды,
И Древо Познанья позволит вкусить
Свои неземные плоды.

На этом закончится призрачный сон,
Неясных видений салют.
За мудрость, которую дал тебе он
Шаманом тебя нарекут...

Danke

Он ей сказал «Ich liebe dich»,
Она сказала «Danke»,
Застыло время для двоих
В пустом осеннем парке...

Надежда, что в душе цвела,
И нежно сердце грела,
Сложила белых два крыла
И медленно истлела.

Облезла позолота с лир
И струны проржавели.
О том, как дивен этот мир
Уж ангелы не пели.

Лишь этот неприметный стих
Скрипит в глухой шарманке.
Он ей сказал «Ich liebe dich»,
Она сказала «Danke»…

Изгнание

Пальцы горячие в холоде зимнем
С болью сжимают рассыпчатый снег.
Кружат снежинки в созвездии синем –
Звёзды, которые Космос отверг…

Изгнаны с неба на грешную Землю,
Чтобы отбыть заточения срок.
Мерно кружатся, ложатся и дремлют,
Поле укутав в небесный платок.

Звёзды холодные смотрят с укором,
Словно толпа, что собралась на казнь.
Ночь коротка. Час возмездия скоро.
Тихая ненависть. Холод. Боязнь.

Небо зальётся кровавым рассветом.
Грянут фанфары. Восстанет палач.
И на немые укоры ответом
Будет снежинок растаявших плач…

Песок

В притоне, на столике грязном,
Дорожкою наискосок,
Чарующий и безобразный
Запретный рассыпан песок.

Короче восьми сантиметров,
Длиннее, чем тысяча миль,
Дорожка песчаная эта
Ведет в ускользающий мир.

Там лес из волшебного света
Искрится сиянием звёзд.
Вокруг пролетают кометы,
Расправив рубиновый хвост.

Там духи, что разуму шепчут
«Усни, отдохни, засыпай…»
Но короток и скоротечен
Иллюзий химических рай.

Безумная боль и рассудок
Песчаные грёзы сотрут,
А ломка закрутит желудок
В железный шипованный жгут.

В орбитах глаза онемеют,
И станут кусочками льда.
Сознанье, потухнув, истлеет,
И сердце замрёт… навсегда.

Поэтесса

Тихо ухает где-то вдали полуночная птица,
В полупьяном бреду с губ слетают живые слова.
Вот и всё. Обещай, что ты будешь хотя бы мне сниться…
Обещай, поэтесса, с которой знаком я едва…

Быстро тикают часики в старой безлюдной прихожей,
Остывает в фарфоровой чашке не начатый чай.
Приоткрытая дверь… Здесь никто нас увидеть не сможет.
Не смотри на часы, отвлекись, и чуть-чуть помечтай.

А в бокале портвейн сладковатым дразнящим дурманом
Проникает в пустое сознанье с обрывками фраз.
Свежий ветер порывом своим непростительно рано
Прерывает чарующий твой откровенный рассказ.

Чёрным бархатом ночь укрывает источники света,
И твоя голова упадёт мне устало на грудь.
Воздух полон прощальной тоски уходящего лета…
Об одном, поэтесса, тебя попрошу: не забудь!..

Недосказанное

Как жаль, что уже безответны останутся письма.
Как жаль, что уже не прочитаны будут стихи.
Как жаль, что с тобою уже не поднимемся ввысь мы.
Как жаль, что гитарные струны вдруг станут тихи.

И будут во снах проплывать только чёрные тени.
И будут волками ветра завывать по углам.
И будут из нитей завязаны хитросплетенья.
И будут конверты разорваны напополам.

А где-то сияют глаза, заглянувши друг в друга.
А где-то играет гитара в умелых руках.
А где-то – костёр в центре тесного дружного круга.
А где-то – письмо на пяти пожелтевших листках…

К миледи

Смилуйтесь, миледи, надо мною,
Юным и безродным чудаком,
Что с такой занудною тоскою
Докучает Вам своим письмом.

Не сердитесь на меня, миледи,
В час, когда с зарницами в глазах
Я, быть может, каялся и бредил,
Поверяя Вам свой жалкий страх.

Не смотрите строго и с укором
На букет сиреневых цветов,
Что под утро по седым просторам
Я с туманных собирал лугов…

Может быть, я до смерти наивен,
Или раздражителен порой –
Рыцарь без коня со снежной гривой,
Но с поникшей буйной головой…

Будьте же, миледи, милосердны,
К грешнику, заблудшему в тиши,
Чистым светом исторгая скверну
Из его израненной души.

Ваше слово ласковой молитвой
Сердцу даст надежду и покой,
Вдохновляя рыцаря пред битвой
С собственным уныньем и тоской.

Может, Вы во всём виновны сами,
Но не смею Вас я обвинить
В том, что я, смотря на Вас часами,
Сам позволил Вам себя пленить…

Невидимые дети

По миру бродят сотни призрачных теней,
Познавших сторону безбожья и печали.
Отряды нищих и покинутых детей,
Что невидимками в людском потоке стали.

Их песни тихо раздаются по ночам,
В них боль и плач, и леденящий ветер,
Тоска по беззаботным временам
И бледное дыханье чёрной смерти.

Ночные духи их зовут с собой во тьму,
Чтобы согреть в пронзающих объятьях,
Чтоб прошептать вновь «Я тебя люблю»
Своим бездомным теплокровным братьям.

Они скитаются в трущобах городских.
Воруя, прячась, с жизнью бьются насмерть.
Сокрытые от мёртвых глаз людских
Невидимой, но очень прочной маской.

|  Links 
Printer Friendly Page Send this Article to a Friend