Login
Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться


Поиск по сайту


Кто на сайте
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Молодые литераторы)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...


Article ID : 281
Audience : Default
Version 1.00
Published Date: 30.06.2012 10:57:19
Reads : 1270

Публикация в сборнике "Череповец.Молодые авторы" № 5

5
И год за годом я стану роботом,
Забытым в августе, довольным лицами.
Я стану роботом. Я стану молотом,
Стучащим с силою по всем амбициям.

Пусть будет голодно, пусть будет холодно
Без сна, без устали я буду двигаться
С сердцем расколотым, с сердцем разорванным.
Буду стараться с тобой увидеться.

На грани истины, в законах мистики.
В словах несчастная. Открыта миру.
Кручу все болтики, кручу все винтики,
Кую себя. Накапливаю силу.

Пусть нервы скручены, и все синоптики
Заткнули уши последним хохотом,
Кидаю ножики, бросаю дротики.
Хочу стать роботом. Хочу стать роботом...

1
Я сегодня немножко несчастлива.
Бьется растеряно сердце бесстрастное.
В этой игре остаюсь безучастной я.
Мы так похожи, что можем быть разными.

Я, как всегда, остаюсь безымянною
Хрупкою девочкой с целью отважною.
Я не скажу тебе самого главного.
Самого главного, самого важного.

Дикий звонок, прожигающий кожу,
Не оставляет сомнений на лицах.
Я скоро сойду с ума, но все же
Это не повод, чтобы топиться.

Белый платочек и даль неизвестная.
Так вылетают сомненья из форточки.
Самая честная, самая лестная –
Я сберегу твои юные косточки...

2
Слова. Прятки. Ухмылки. Лица.
Потеряться в глаголах, о рифмы разбиться.
Станцевать на могиле горячее танго,
Чтоб после давить свое тело под танком.

Звезды в руки, а руки в цепи.
На прицеле у неба остаться без цели.
Оплакать стихами, прозой забыться.
Не верьте словам. я гордая птица.

дантисты заплатят, дантисты заплачут,
пиная меня, как оранжевый мячик.
И сбросят потом с высоты небоскреба.
И я полечу, что тоже не ново.
поймаешь?

3
Подать королевой себя на ужин
И нищенкой на обед.
Скользя босиком по стеклянным лужам
Изобразить менуэт.
Мне в этом мире никто не нужен -
Самый жестокий ответ.
Встретишь красотку с моим мужем -
Передавая привет.
Мой эгоизм - и тот простужен!
Диагноз: врожденный бред.

- Тебе в этом мире хоть кто-то нужен?
- Прости. К сожалению, нет.

6
Я растеряла все свои многоточия.
До завтра, до смерти, до лета и прочего.
Сквозь туманы и свет старого фонаря,
Робкий шепот: "Узнаешь меня?".
Как прожить ту весну от "ура" до отчаянья?
Сколько глупых вопросов: "Искала?", "Скучала ли?"
Цифербалтная стрелка неузнаваема,
И так быстро скользит в никуда...
Что я забываю считать обещания,
Оставив пустым некролог с завещанием,
И без пафосных слов в пустоту на прощание,
Не спеша по дороге одна.

7
Мою душу отксерил какой-то ботаник.
Кошмар! Я теперь затонувший Титаник!
Спокойно-спокойно! Только без паники!
Уроды моральные эти ботаники.
Давайте знакомиться. Вы, значит, мой клон?
Отвешу Вам, клон, нижайший поклон.
Итак! Начнем проверку сейчас.
Вы что больше любите? Арбуз? Ананас?
Ну ладно. Сойдет. Мой вопрос – ваш ответ.
Вы что больше любите? Тьму или свет?
Ну не могли же отксерить меня!
Эй! Не смейте сидеть в той же позе, что я!
Давайте сюда вашу руку. Сравним.
О нет! Невозможно! Только без паники!
Руки совпали один в один!
Во всем виноваты кретины - ботаники!
Скажите, Вы точно мой клон? Иль я Ваш?
Стоп. Что за бред я сейчас говорю?
Поднимусь в квартиру на 5 этаж.
Покричу, прослежусь и немного посплю.
Проснулась. В голове теперь все на местах.
Всегда хотела иметь родственную душу.
Жить одной жизнью. Говорить о мечтах.
Побывать вместе в море и поездить по суше.
Как счастливо вместе мы заживем!
Про нас кино снимут и книгу напишут!
Не разлить нас водой и не сжечь нас огнем!
Об одном думаем, одинаково дышим!
Проснусь как-то утром. По волосам пройдет ток.
Кто выпил мой любимый апельсиновый сок?!!!
Кошмар! Я теперь затонувший Титаник!
Мою душу отксерил какой-то ботаник!

8
В моей комнате, насквозь пропахшей дымом,
Пытаюсь понять алфавит этих странных запутанный фраз.
Мысль подбегает все ближе и ближе! Мимо…
Я получаю от этой идей отказ. Где ты, доверие? Где ты? Где ты?
Ищу под столом, под кроватью, в углу,
Шкаф открываю. Но там лишь одни скелеты.
Не понимаю такую с собой игру.
На память замки, пароли, шифры и коды.
Чтобы сберечь для себя. Для одной.
Люди, события, дни, месяцы, годы.
Все, что осталось, за детской сутулой спиной. Р
одинка – шрам от волос на самую вечную вечность.
Я так люблю абсурдность отсутствия дат!
Слышу, как убегает моя смешная беспечность.
Значит пора перейти на питерский лад.

9
Она держит Бредбери в тонких пальцах.
И в этой позе сидит давно.
Я ей: «Родная, не будь тунеядцем!»,
А она мне: «Хочу в кино…».

Так безыскусно, неинтересно
Проходит наш с ней декабрь.
Ее обнимает огромное кресло,
А у меня на щеках киноварь.

10
Это как сахар, приторно-сладкий
И ненавидимый мной, -
Благословляя твои недостатки
Рискую своей головой.

Нелепые выводы слишком поспешно
Сложились в родной портрет.
Античному взгляду и гордой усмешке
Произношу комплимент.

Играю словами и прячу за ними
Смешные порывы души.
Распавшись на сутки и треснув на мили,
Как ветер сквозь этажи.

Ты смотришь мне вслед, я наивно-небрежен.
Споткнувшись на шаге – бегу.
Твой взгляд ироничен, но дерзок и нежен,
Как тени на белом снегу.

11
Герои гибнут – херувимы плачут.
Соседка чистит картофель и режет лук.
Банально настолько, что не могло быть иначе.
И даже забавно, что я не лгу.

У семи нянек дитя без глазу.
Добавлю – еще без отцовской руки.
Самое время хватать заразу
И только крепче сжимать кулаки.

«Какого черта?!» - и все сначала.
«Забудь мой номер!» - и понеслось.
Таких сумасшедших я не встречала.
А может и жалко, что не довелось.

Для лени памятник давно воздвигнут.
Да и все уже в принципе предрешено.
Тривиальная правда – герои гибнут.
Херувимы плачут, а нам смешно.

12
Голова раскололась надвое.
Воедино не соберу.
Я не дерзкая, я не наглая,
Лишь замерзшая на ветру.

Страхи детские, годы скорые,
И не спрятаться, не забыть.
Покажи мне рамки, в которые
Я смогла бы тебя поместить.

Мое тело сегодня тяжелое,
В нем душа моя, как в тюрьме,
Ко всему и на все готовая.
Я – сама у себя на уме.

Не хочу выбирать сторону.
Мне поспать бы. В сугроб лечь.
Но я ставлю на место голову,
А она снова катится с плеч.
13
Видеть железо в костях,
Весь мир - под кривым углом.
Если я буду в гостях -
Спрячу себя под столом.

Быстрее ветра бежать,
Не попадая в шаг.
Дышать или не дышать?
Застенчивая душа.

Решительно задушить
В себе отголоски дней.
Бегу, а куда спешить?
На поиски новых страстей?

Но где-то молча пройти,
Ухмыльнуться, сщурить глаза.
Двулика в своем пути.
Не "против", но и не "за".

Если начнется пожар -
Что я с собой унесу?
За Библией побежав,
Другую книгу спасу.

Ножиком резать суть
На "плохо" и "хорошо" -
Бесмысленно. Кто-нибудь
Границы уже нашел.

Реальность - больничный наркоз.
Языков и наречий смесь.
И я задаю вопрос:
а Вавилонскую башню здесь
построили?

14
Кто-то еще пытается доказать
Квадратность земли и реальность слова.
Но, если честно, на это плевать,
Когда выходишь из кабинета зубного,

Пытаясь привыкнуть к своим клыкам
И прочим прелестям вампиризма.
Весь этот бред лишь назло врагам
И собственным приступам нарциссизма.

Я ненавижу каждый конец декабря:
Выбирать подарки, стараться всем угодить.
При этом отчетливо осознавать, что мои друзья
Не то, что поздравят, не станут даже звонить!

Да я бы вообще послала вас всех к чертям.
Вот только пафос не в моде, особенно этой зимой.
И хватит, наверное, резать себя по частям:
Ни Каин, ни Авель – вообще не поймешь, кто такой.

А ведь не жду ни чинов, ни других наград.
Я жизнь продаю за чей-то случайный привет.
Наверное, правы безумцы. Весь мир – квадрат.
И если слова реальны, то во времени смысла нет.


15
Что-то осталось (что в клочья не разорвала),
Какие-то письма (не помню даже кому!).
От Питера в Moscow и дальше, до Амстердама.
Связав себе горло шарфом и пальто застегнув.

С тобою нелепо и как-то "ненужно" прощаюсь.
Не вижу тебя, как тот воздух, которым дышу.
Играла... играла... и вот, наконец, доигралась!
Свои обещания не выполню, не сдержу.

Ты видишь, проносится город - быстрее, быстрее!
Ты вдруг отпускаешь руль и сломаны тормоза.
Огни фонарями, машины конями - смелее!
Проглатывай крик, вспоминая немые глаза.

А дальше-то что? Ну да, я грущу вечерами.
Самолетные будни, не бросив на самотек.
И может немного честней - уже не даю обещанья.
Хотелось, как лучше, а вышло - ни то, ни се.

Мое равнодушие было легко объяснимым.
Я просто другую рвалась провожать/встречать.
Твоя же реальность останется чем-то мнимым,
Как крышка над гробом. слышишь? уже стучат...

16
не спится.
скулы ломает,
позвоночник змеей
гнется.
не спится.
и думаешь, завтра,
обязательно, завтра!
что-то вернется
к тебе.
И если зрачок приравнять
к параллелям пола и потолка
луна сдуется,
как шарик воздушный.
И станет вдруг тише.
Бархатом темнота
оближет глаза.
Захочется переломать ребра,
чтобы быть ближе
к этому воздуху.
Выйти из тела,
которое будет
послушно лежать
в судорогах на кровати.
Выйти,
устремиться всеми мыслями
к звездам,
которых не хватит
для голодной души.
И холодом ветра
шепнуть в русые волосы
тишины:
давай
не будем
спешить.

17
Сколько времени? да вроде совсем нет.
В жизни полный привет, остывает обед.
Если ждать, то хотя бы скажи, сколько лет?
Не сиди в темноте, включи свет.
За моим окном,
пастбище у ворон.
Зачем-то шарахнул топором телефон.
оеее, это июль.

Захотел танцевать, сломал себе руку,
И ногу, и спину, и шею... и шею другу!
Встать теперь не могу
И лежу на полу.
Надо мной лампочка в 200 вольт,
Мне сейчас пригодился бы кольт.

Я лежу на полу и отчетливо слышу,
Как кто-то пилит замки на крышу.
Хулиганов когда-нибудь этих увижу,
Подарю им болгарку, чтоб было тише.
Включенный свет.
Скорой помощи нет.
Из темного шкафа выходит скелет.
оеее, это июль.

18
а он все как прежде
рисует на стенах мелом
врубает пинк флоид
срывает с души непослушной тело
и верит, что если молится, она вернется.
а что собственно еще ему остается?
выходить на конечной
с маршрута длиною в вечность, ощущая в себе гнетуюущю человечность?
хотя что же случилось в глобальном общем и целом?
он врубает пинк флоид и пишет на стенах мелом.

|  Links 
Printer Friendly Page Send this Article to a Friend