Login
Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться


Поиск по сайту


Кто на сайте
8 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Молодые литераторы)

Участников: 0
Гостей: 8

далее...


Article ID : 282
Audience : Default
Version 1.00
Published Date: 30.06.2012 11:03:34
Reads : 975

Пер-Лашез.


«Мелочи не играют решающей роли, они играют все»
Х. Маккей.
Его звали Ник, и он был переводчиком. Это было так нелепо, будто переводчика иначе звать попросту не могли. Его имя и профессия за годы стали дополнением друг к другу, а правильнее сказать – единым целым. Ник-переводчик. Переводчик-Ник. Нелепо, но вместе с тем в этом была своеобразная прелесть.
И вот этот самый Ник был выброшен из России в очередную командировку, на этот раз во Францию. Еще одна нервная страна в ужасно нервном мире. Впрочем, переводчика все устраивало, он уже привык к такой неопределенной и неспокойной жизни. Да и любой бы привык, потому что людям вообще свойственно ко всему привыкать.
Может быть, поэтому Ник не стал долго скучать в одной из парижских гостиниц, а решил прогуляться и заодно взглянуть на местные достопримечательности. Первым и, как в дальнейшем получилось, последним объектом культуры, который он посетил, было городское кладбище Пер-Лашез. Переводчик ухмыльнулся иронии судьбы, но решительно повернул на дорогу, ведущую прямо в парк хаотично разбросанных могил и склепов. Все это было более чем забавно, потому что окружающий пейзаж выглядел зловеще: конец осени, а потому почерневшая листва под ногами, серое небо над головой и туман на горизонте. Туристов тоже было немного. Никто не хотел заблудиться в путаных лабиринтах кладбища и попасть под дождь.
Нику было все равно. Он вообще был странным человеком. Таких обычно относят к разряду «заурядных». Из толпы он ничем не выделялся и старался по возможности слиться с серостью окружающей его реальности, был одинок и скрытен. Нельзя было наверняка сказать, что твориться у него в голове.
На кладбище Нику сразу понравилось. Там было спокойно и тихо, а тишину он любил, как никто другой.
При входе у ворот грозно возвышался стенд с огромной картой, на которой почти ничего не было понятно. Но одно Ник понял точно: небольшими, но броскими значками были отмечены могилы известных людей, среди которых был Фредерик Шопен. Эта новость очень задела переводчика. Если уж что-то он любил больше тишины и одиночества, так это шопеновские ноктюрны. Ник в очередной раз ухмыльнулся иронии судьбы и решил найти место захоронения своего фаворита. Это оказалось не так просто. Он два часа бродил по кладбищу, поражаясь его размерам, и с облегчением вздохнул, когда увидел нужное ему надгробие. Присев рядом, Ник закрыл глаза и надолго о чем-то задумался. Казалось, мыслями он был в космическом, недосягаемом пространстве.
Через некоторое время его уединение прервал звонкий голос: «Эй, парень! Ты часом не заблудился?». Ник болезненно поморщился от такого обращения. Он считал себя сложившимся человеком с достаточным жизненным опытом, но никак не парнем. Переводчик открыл глаза и увидел перед собой странное существо. Кажется, это была девушка, хотя Ник почему-то серьезно сомневался. Существо было одето в безумные джинсы и безразмерную футболку, с плеча у него свисала сумка-котомка, а на руках было множество разноцветных браслетов. Но первым делом в глаза бросались рыжие волосы, в которые были вплетены дреды. Ник удивленно моргнул, посмотрел еще раз и сделал вывод, что все-таки это девушка. Даже скорее девочка лет семнадцати. Она видимо поняла, что застала его врасплох, и потому просто стояла, молча улыбаясь. «Очень заразительно улыбаясь…», - подметил про себя Ник.
- Вы меня слышите?
Девушка смешно помахала перед собой руками, будто отгоняя комаров. Ник тяжело вздохнул от понимания того, что просто так от этой сумасшедшей он не отделается.
- Да. В чем дело?
- Вы не заблудились? Если что, у меня есть карта.
- Нет, все в порядке.
Ник молча встал, ему хотелось уйти подальше от это навязчивой и шумной девчонки. Но она не собиралась просто так его оставлять.
- А что вы делаете на кладбище один и в такую погоду?
Ник ничего не ответил, а потому девушка решила предположить сама.
- Может быть, вы сюда забрели от какого-то великого горя? Или, быть может, вы философ? Кто вы по профессии? Хотя это совершенно неважно!
- Переводчик.
- О! Здорово! Вы хорошо говорите, без акцента. Кстати, а вы откуда?
- Россия.
- А я тоже не местная. Меня сюда занесло из штатов. А если точнее - из города ангелов.
- Лос-Анджелес? – спросил Ник, угадывая.
- Да, именно.
Ник с интересом посмотрел на девушку. Она, в отличие от него, говорила с акцентом. Да и не была похожа на француженку. Он не знал, в чем это выражалось, но был полностью уверен, что девчонка не врет.
- А как ты очутилась во Франции?
- А вот, так получилось. Дома мне встретился очень интересный молодой человек, с которым у меня даже какие-то отношения вроде как были. Впрочем, это несерьезно, т.к. он меня старше на десяток лет. Он живет здесь, в Париже. И, может быть, в чем-то его влияние сказалось на мне, но я решила рвануть во Францию. Он мне помог, устроил. Пока что живу у него.
- Так ты к нему сорвалась?
- О, нет! Что ты! Просто меня достал Лос-Анджелес, не могла его больше видеть. Да и родители…ну, сам понимаешь.
Ник отметил про себя, что девчонка уже перешла на «ты». Но почему-то его это не раздражало. Наоборот – так было легче.
- Ты хочешь сказать, что поменяла место жительство просто так? От скуки?
- Да, а что в этом такого?
Ник задумался. Он вспомнил себя в ее возрасте. Да, авантюры он совершал, но совершенно не в таком масштабе. Да и сейчас, будучи переводчиком, он все равно не был уверен, что смог бы так легко раз и навсегда покинуть свою страну.
- Ты знаешь, не каждый способен вот так уехать…
- Каждый. Я точно знаю.
Увидев непонимание в глазах Ника, она пояснила:
- Главное – желание. Если человек по-настоящему чего-то хочет, то его не удержит ничто. А если нет – то конечно он найдет причины, чтобы остаться.
Ник улыбнулся. Девчонка начинала нравиться ему своими рассуждениями.
- А как тебя зовут?
- Ник.
- А это полное имя или сокращение?
- Сокращение. Николай.
- Николай?! О господи, у вас, у русских, такие смешные имена!
- Хм. Все может быть. А тебя как?
- Кит. Это американское имя. И оно вовсе не смешное!
- Ну, я бы так уверенно не заявлял об этом…
- Почему?
- Если читать твое имя по-русски, то оно означает название большой рыбы.
- Что? Рыбы?!
Кит рассмеялась. И показала руками: «Такой большой?» - «Нет, еще больше». Она дурачилась с новым «открытием» еще пару минут, но вдруг стала очень серьезной.
- А знаешь, рыбы – они не такие уж плохие. Они молчат.
Ник улыбнулся, но девчонка так на него посмотрела, что улыбка исчезла сама собой.
- Ты не понимаешь? «В начале всего было Слово…». А рыбы – молчат. Как ты думаешь, может ли глупое существо молчать? Конечно, нет!
Ник непонимающе уставился на нее. Кит лишь вздохнула и развела руками.
- Нет, какой же ты бестолковый!
- Подожди, но ведь люди тоже молчат! Это же не означает, что они обладают какой-то мудростью.
- Если люди молчат, то они что-то скрывают. И ты тоже что-то скрываешь, Ник.
В ее голосе послышалась какая-то новая интонация. Совершенно не свойственная для девочки семнадцати лет. Ник с удивлением посмотрел ее в глаза, но сразу отвел взгляд. Что-то было на дне ее зрачков такое, чего он не хотел знать.
- Прости. Расскажи о себе, пожалуйста.
Ник в очередной раз задумался. А что он мог рассказать о себе?
- Ну, я работаю переводчиком. Вот уже десять лет путешествую по разным странам, многое видел и…
- Подожди! Мне это неинтересно.
- Тогда я даже не знаю, что тебе рассказать…
- Ты любил когда-нибудь?
Ник улыбнулся. Да, конечно, он любил. Один раз и навсегда. Вот только не сложилось…
- Да.
- Расскажи мне о ней.
- Ну, ее звали Лена. Она работала архитектором и…
- Стоп! Ты опять начинаешь грузить меня какими-то странными фактами. Думаешь, ее профессия мне так много расскажет о ней самой?
Ник понял. Он вдруг осознал, что именно хотела услышать от него Кит.
- Ее звали Лена, но это имя ей очень не нравилось. Она постоянно твердила, что оно ей не подходит. Еще ей не нравилось, когда в доме был беспорядок. У нее все всегда лежало по местам. И даже внешний вид… Волосы у нее всегда были убраны. А если какая-то прядь выпадала из прически, то она сразу начинала нервничать, все валилось у нее из рук. Ей нравилось рисовать пальцем на стекле звездочки. И да, она вообще любила рисовать. Ей нравились картины Марка Ротко, а я их совершенно не понимал. Знаешь, это такие абстрактные картины, на которых изображены просто цветные пятна. Но она говорила, что через них открывается вход в зазеркалье. Она была…очень зимней. Холодной. У нее была очень бледная белая кожа. И казалось, что если прикоснуться к ее руке, то она будет холодной.
Ах да. На запястье правой руки у нее была татуировка, что совершенно не вписывалось в весь ее облик.
- Татуировка? Ничего себе! Такое я люблю! Расскажи подробнее.
- Татуировка в виде штрих-кода. С цифрами. Я спрашивал ее, что означают эти цифры, но она каждый раз отвечала, что ничего. Мне было сложно поверить в это. А еще она очень любила повторять такую фразу: «Ты можешь взять от жизни все, только не забудь потом за это заплатить».
- Да… и что в итоге произошло?
- Она любила другого человека. Такого же архитектора, как она. И в какой-то день я вернулся домой, а ее там не было. Было тихо и пусто. Да так и осталось до сих пор.
- О господи, Ник, прости. Зря я спросила…
- Ничего. Все хорошо. С тех пор прошло уже несколько лет.
- Знаешь, о чем я думаю? Ты совершенно не такой, каким кажешься. Даже не так. Ты совершенно не тот, в кого себя превратил.
- Может быть.
Переводчик вдруг стало неловко. Он впервые поделился той историей. И с кем? С девочкой-растаманкой? Но Кит будто прочитала его мысли:
- Все хорошо, Ник. Я не собираюсь рассказывать твою историю в виде шутки на каком-нибудь празднике. Не бойся.
Она протянула ему руку, достала из сумки карту, и они молча пошли по направлению к выходу.
- Ник, можно я все-таки выскажу свое мнение? – спросила Кит через некоторое время.
- Да, конечно.
- Тебе очень повезло, что ты встретил ее в своей жизни.
- Ага.
- А еще знаешь… штрих-код. Это действительно интересно. Думаю, она была очень неглупой женщиной. И я бы точно нашла с ней общий язык!
Кит победно улыбалась, Ник не мог не улыбнуться ей в ответ. Он подумал о том, что эта встреча была не случайна.
- Знаешь, Ник, я когда-нибудь тоже сделаю себе татуировку, связанную с цифрами.
- Почему? Ты их любишь?
- Да, можно так сказать.
- Будущий математик?
На это Кит как-то странно ухмыльнулась. Не по-детски, в очередной раз отметил Ник. И не по-доброму. Ему очень не понравилось это ее выражение лица. Он предпочел отвести глаза.
- Курить будешь?
Кит протянула ему пачку сигарет, но с каким-то странным названием.
- Что это?
- Трава! – ответила девчонка, наивно хлопая ресницами.
- Какая еще трава?! Ты не наркоманка?
- О, нет! Что ты. Это безобидно, но тебе понравится.
Неожиданно сам для себя Ник взял непонятную пачку из девчоночьих рук. По кладбищу пронесся холодный ветер. Где-то в далеко послышался гром.
- Кажется, скоро дождь начнется…
- И не говори! Это хорошо, что мы сейчас по направлению к выходу идем.
- Кит, а что ты забыла на кладбище в такую погоду?
- Да так. Просто гуляла. Случайно забрела.
- Ничто не случайно… - Ник вспомнил фразу, прочитанную когда-то давно в какой-то неинтересной книге.
- Да, пожалуй. Знаешь, это ведь очень странно, что мы сегодня столкнулись здесь. Какова была вероятность этого? Сам подумай, кладбище, Франция, американка и русский, девочка-подросток и взрослый, сложившийся человек, болтушка и настоящий мизантроп!
- Эй, я не мизантроп!
- А кто же ты тогда?
Ник промолчал. Кит попала в цель, он не мог с этим не согласиться. Он действительно превратился в мизантропа, интроверта, робота. Когда-то все было иначе… Когда Лена еще была в его жизни.
- А знаешь, я сейчас только вспомнил. Лена мне тоже часто говорила: «Посмотри вокруг! Какова была вероятность того, чтобы все сложилось именно так?»
- Слушай, а мне нравится эта твоя Лена. Серьезно. Даже понимаю, почему ты ее забыть не можешь до сих пор.
Наконец-то они вышли в город. С неба полетели отдельные ртутные капли дождя. Девчонка поморщилась.
- Знаешь, Ник… Ты мне нравишься! И вот именно поэтому я тебе отдам одну вещь. Она мне уже не нужна. Мы с тобой больше никогда не увидимся, поэтому мне хотелось бы чем-то помочь тебе. Держи.
Кит протянула ему толстую черную тетрадь.
- А ты ее не подпишешь? Оставишь свой автограф?
Ник спросил ради шутки, но девочка нахмурилась и кивнула. Она взяла тетрадь и что-то бегло написала на корке.
- Прочитаешь в гостинице. Прощай.
И она сразу растворилась в толпе, хотя Нику еще долго казалось, что он видит вдалеке ярко-рыжие волосы.
-------------------------------------------------------------------

Ник открыл тетрадь только вечером. Эпиграфом на корке были следующие слова:

«Мелочи не играют решающей роли, они играют все» Х. Маккей.

Первым, что он ощутил, была боль в глазах. Тетрадь в клетку вся была исписана цифрами. Ник уже хотел захлопнуть ее и убрать, но увидел, что рядом с ними есть мелкие буквы, как ключик к разгадке тайны.
Ник начал читать. Через несколько минут он все понял. Цифры были статистикой. Самой разнообразной. Так вот что имела в виду Кит, говоря, что любит цифры!
Да, здесь было все. Ник читал и тонул в круговороте цифр. Он находил в них всю свою жизнь. Казалось, Кит не упустила ничего.
Статистика была от самого глобального до повседневного. Сколько человек учат немецкий, а сколько английский. Сколько человек ежегодно умирает, сколько рождается. Сколько гибнет в автокатастрофах, а сколько заканчивает жизнь суицидом. Сколько любят кошек, а сколько – собак. Сколько книг за жизнь в состоянии прочесть среднестатистический человек, а сколько еще останется непрочитанным. Сколько жидкости пьет человек за день, и сколько зубных щеток меняет за год. Сколько кладет ложек сахара в чай, а сколько людей пьют кофе… и т.д.
Казалось, она ничего не забыла.
Тетрадь заканчивалась выводами о кладбище Пер-Лашез: «Захоронено более 300 000 человек. Площадью около 48 гектаров».
«Да, Кит….удивила ты меня…», - прошептал Ник. Почему-то он боялся говорить вслух. Оставалось еще кое-что. Надпись, которую девушка быстро нацарапала на второй корке, после всей статистики:

Знаешь, Ник… Практически все события нашей жизни можно подогнать под стандарты. Но есть вещи, которые не вписываются ни в какую статистику. Например, некоторые факты, рассказанные тобой про Лену. Или наша встреча.
Подумай и сделай правильные выводы. Что же более настоящее и ценное в нашей жизни? И ради чего вообще стоит жить?

Ник отложил в сторону тетрадь, лег на кровать и закрыл глаза.

|  Links 
Printer Friendly Page Send this Article to a Friend