Login
Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться


Поиск по сайту


Кто на сайте
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Молодые литераторы)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...


Article ID : 283
Audience : Default
Version 1.00
Published Date: 30.06.2012 11:05:48
Reads : 1095

Молодой и талантливый автор!
Тихий мир
С тех пор как смех одной девушки разбился о воздух, я перестала верить людям. Такая странная игра: жесты, слова, цитаты, улыбки, смех. Мы можем сейчас говорить обо всем, мы почти друзья. И каждый из нас расскажет другому о своих мыслях и чувствах. Но о самом главном промолчит. Взмах руки, прищур глаз, спокойствие голоса – все будто направлено на то, чтобы скрыть какую-то картину, стоящую за пределом видимости. Нет, мы никогда не врем. Мы просто недоговариваем. Эта тишина…она стала почти осязаемой, давящей, холодной. Меня обманывают. А я же предпочитаю быть обманутой, потому что не хочу смотреть правде в глаза. Получается целый ряд образов, дым вокруг главного вопроса. Иногда, что-то вырывается наружу, что-то такое, что не получается скрыть. И я сразу опускаю глаза, делая вид, что ничего не заметила. А они, эти странные люди, улыбаются и облегченно вздыхают, будто смогли обмануть меня еще раз. Хотя все всё понимают, но никто не заговорит об этом первый. Таковы правила. А я не хочу заканчивать игру, потому что в итоге мне будет очень больно. Тишина ходит с нами, будто еще один человек. Она снимает шляпу и пальто, проходит в гостиную, садится в старое кресло. Время от времени кашляет и качает головой, как нежданный гость, которому мы не рады. Однако пока этот гость не появится, мы не начнем разговор.
У меня много друзей, которые знают эту Тишину. Именно потому этих людей я ненавижу. Однако у меня есть хорошая знакомая из детства. Она немного больная, потому что всегда молчит. Молчит с самого раннего детства. Все думали, что у нее это пройдет со временем, но ошибались. Она звонит мне каждый вечер. И мы просто молчим в трубку. Я слышу, как она что-то записывает, печатает на компьютере, листает книги, режет какие-то продукты, смотрит телевизор. Я не знаю точно, сколько лет, каждый вечер, повторяется этот звонок, будто ритуал. Звоним всегда по-разному: иногда я первая, иногда она. Но очень трудно повесить трубку первой. Кажется, будто обрывается пульс. Пока держишь телефонную трубу (или она лежит где-то рядом), веришь, что с тобой вместе, рядом, находится человек. Ты знаешь, что он с тобой на связи. Не знаю, почему, но меня это успокаивает.
У нас с ней такая Тишина. Наша.
Добрая, родная. И будто глубокая, огромная, непостижимая и бесконечная, как вселенная. И пусть мы молчим, но я всегда могу по шуму определить, что она делает. Это искренняя тишина…
Я не верю людям. Не потому что они меня обидели, унизили, оболгали. Я не верю людям, потому что они молчат о главном.
И даже сейчас я ловлю себя на мысли, что складываю руки на груди, будто защищаясь от окружающего мира. Я очень устала.
Я снова снимаю трубку. И впервые слышу знакомы до боли голос, который будто звучал в мыслях, но никогда не был слышен для ушей.
- Алло. Хочешь, я приеду?
- Да, очень.
Связь в телефонной трубке обрывается.
Тишина закончилась раз и навсегда. На улице начался дождь.

Смысл жизни
Алёне.

Элли проснулась и открыла глаза. И первым, что она увидела, был паук, плетущий в углу потолка паутину. Элли поморщилась и вскочила с кровати. Она хотела убить паука книгой «Война и мир» Толстого, но что-то ее остановило. Девушка некоторое время рассматривала паука, причудливо изгибающегося на тонкой паутинке. Он напоминал ей акробата, балансирующего на канате. Нет, все-таки цирк – ужасное место! Вскоре, это занятие ей надоело. Элли открыла окно и вдохнула свежий утренний летний воздух. День начался.
----------------
По лестнице одного дома поднималась странная девушка, которая скорее казалась девочкой. Она была очень забавно одета. Рыжие гетры, желтые ботинки и черно-красная клетчатая юбка вызвали бы у большинства людей улыбку. А поднималась эта девушка по лестнице четырнадцатиэтажного дома на крышу. Это ужасно, если в таком высоком доме ломается лифт! Однако нашу героиню это мало волновало. Через плечо у нее была перекинута сумка, увешанная фенечками. Время от времени девушка останавливалась и доставала из нее какую-нибудь вещь. Спустя двадцать минут она наконец-то очутилась на крыше, прошла несколько метров и замерла в одной позе, будто статуэтка. Взгляд ее был устремлен в небо, будто она ждала чего-то.
-----------
Под конец дня Элли очень устала. Выполнив все неотложные дела, она зашла домой, взяла гитару и отправилась гулять по городу. Ей хотелось побыть одной, но в городе для этого было слишком людно. В парках в это время дня собирались шумные компании, а по набережным гуляли влюбленные парочки. Немного подумав, Элли вспомнила про одну открытую крышу. Поколебавшись еще несколько минут, она уверенно зашагала вперед.
-------------
- Здравствуй. Не ожидала тебя здесь увидеть.
На крыше четырнадцатиэтажного дома стояли две девушки. Одна из них была одета во все черное, волосы у нее тоже были черными, а из-за спины был виден черный чехол с гитарой. Другая же была полной противоположностью: рыжие волосы и яркая одежда. С обеими девушками мы уже знакомы. Готическую героиню этой истории звали Элли. А смешную девчонку – Ника.
- Здравствуй. Я тоже не думала, что встречу тебя здесь.
- Ты, наверно, искала место, где можно побыть в одиночестве?
- Да. Но думаю, что случайных встреч не бывает. Если ты не против, составлю тебе компанию.
- Да, конечно. Присаживайся.
Девушки расположились близко-близко к краю крыши. Но высота их не пугала. Скорее даже наоборот. Она их завораживала. А на небе разгорался потрясающий воображение романтика закат.
- У тебя ведь гитара с собой? Давай споем что-нибудь?
Девушки пели, улыбались, смеялись, шутили. Иногда просто смотрели на закат и молчали. Вечер был на удивление спокойным. Элли сняла с пальцев четыре кольца и тихо сказала:
- Я хочу спеть одну песню.. Но ты ее не знаешь.
- С сегодняшнего вечера буду знать. Спой.
Ника ободряющее улыбнулась, и Элли заиграла.
…«Имя твое небу шепчу,
Сливаюсь с травой, как стрекоза.
Лежу на земле, но в мыслях лечу.
А что видишь ты, закрывая глаза?»…
Песня была грустной. С плохим концом. Когда Элли замолчала, Ника воскликнула:
- И почему ты так любишь петь в ми миноре?!
- Просто истинная красота всегда грустная. Посмотри на этот закат…Так умирает день. Но разве это не самое красивое зрелище, которое ты когда-нибудь видела?
- Да, пожалуй, в этом ты права.. Ты знаешь, у тебя очень грустный смех. И голос тоже очень-очень грустный. У меня по щекам слезы текут, когда именно ты поешь подобные песни.
- Грустный голос…Это плохо.
- Очень плохо. Девушки замолчали на некоторое время. Каждая думала о чем-то своем, и мысли их сейчас было невозможно угадать. Первой от этого транса очнулась Ника. Она взяла свою сумку и осторожно вытащила из нее странный предмет. Это была флейта.
- Ты не против, если я сыграю что-нибудь?
- Нет, я тебя как раз об этом хочу попросить весь вечер, но боюсь. Ника вздохнула и начала играть. Музыка околдовывала. Она казалась чем-то материальным. Звуки, словно птицы, улетали в небо. Глаза Ники были закрыты, и казалось, что в ее длинных ресницах спрятаны все мирские тайны. На небе загорелись первые звезды. Последний звук дивной мелодии оборвался.
- Ну как тебе?
- Это Григ? Из Пер Гюнта?
- Да, песня Сольвейг.
- Знаешь, в твоем исполнении звучит божественно. Мне очень нравится. Могла бы слушать вечно.
- Правда?
- Да. Очень красиво. И очень грустно. Почему ты выбрала именно это произведение?
- Не знаю. Оно о многом мне напоминает. Девушки в очередной раз замолчали. Но на этот раз первой заговорила Элли.
- Знаешь, когда я была маленькой, то мечтала, что в будущем буду не работать, а зажигать звезды.
- Звезды?
- Да. Целые созвездья. И они будут сиять. Такие далекие, холодные и прекрасные…и что когда-нибудь я встречу очень-очень грустного и одинокого человека и обязательно подарю ему звезду. Самую-самую красивую.
- Хорошая мечта…
- только ты никому не говори, ладно?
- Да, конечно.
- А я вот свое детство плохо помню. В голове только один стишок звучит. - Расскажи.
- Хорошо, но только по секрету, шепотом, и тебе на ухо.
- Давай! Ника прошептала Элли стих, встала, окинула взглядом небо, вздохнула…
- Уже темнеет. Пойдем домой, может?
- Угу.
-------------
Элли расправила кровать, подняла глаза вверх и снова увидела паука. Несколько минут подумав, она погрозила ему пальцем:
- Если ты не свалишься мне каким-нибудь добрым утром на нос, то я тебя тоже обижать не буду. Обещаешь, что не свалишься?
Паук на это выразительно промолчал.
- Ну, думаю, мы друг друга поняли. Спокойной ночи, дружок. Живи и радуйся вместе со мной.
Элли потушила свет и легла на кровать. Она думала о многом. О жизни, о смерти, о красоте, о странной Нике. В окнах четырнадцатиэтажного дома сейчас погасал свет, а на небе загорались новые и новые звезды. Было очень тихо. Погиб еще один летний день. Элли прошептала в эту тишину тот самый стишок, что ей рассказала Ника. И тишина будто откликнулась чем-то гулким и печальным.

«Плыл морячок на бревнышке,
Хотел доплыть до солнышка.
Доплыл. Но не до солнышка.
А до морского донышка»

…. Элли закрыла глаза.

"Спасибо"------
Идешь по улице, топчешь асфальт. Над головой серый потолок, который принято называть небом. Впрочем, вверх все равно смотреть приятнее, чем под ноги. Проходишь мимо странных людей. Иногда встречаешь копию себя. Но потом понимаешь, что это отражение в витрине. И вот так вот идешь по городу вообще не понятно куда, откуда и зачем. Однако через какое-то время идти становится некуда. Город слишком тесен. Нет, мир слишком тесен! Многое начинает казаться пустым и бессмысленным. Толпа людей так же движется вперед, и всем им на тебя откровенно плевать. И тогда ты понимаешь, что только что оторвался от серой массы марионеток, оторвался от времени, пространства и вообще от самого понятия «сейчас». Где ты? Хотя этот вопрос значения не имеет. Ты стоишь. Тебя начинают толкать со всех сторон. И потому опять нужно идти. Ноги обязательно приведут тебя в какой-нибудь неухоженный парк. Там сядешь на скамейку, и тебя снова выкинет из жизни. А что это вообще такое, жизнь? Бессмысленный вопрос. На него не стоит искать ответа. Хотя бы потому что все, что ходит, ползает, летает, а главное – дышит, обречено на жизнь. Или существование. Кому как больше нравится. Закроешь глаза. Что увидишь? Расскажешь мне потом, ладно? Хотя зачем ты мне будешь рассказывать о столь личных вещах? Вот ты где-то сидишь на скамейке, в то время как я слушаю Шопена и тупо пялюсь в ноут. И почему-то кажется, что реальность вдруг стала черно-белой, и только я в ней – цветная. Смешно, да?

------
Иду по улице. Вперед и никуда не сворачивая. Не потому что примета плохая, а потому что так легче не вспоминать о серости весны. Думаю. Очень много вопросов, на которые я не нахожу ответа. Иногда я спотыкаюсь об какой-нибудь камень, и тогда мысли резко обрываются. Я не помню, сколько уже так хожу. Наручные часы давно остановились. Хотя впрочем, какое значение имеет время? Все равно для каждой души – своя вечность. Нельзя ее мерить минутами или часами. А вообще, иногда так хочется остановить время…на время. Просто один короткий момент, но чтобы он и стал той самой вечностью. Одно лишь мгновенье. И может быть не самое прекрасное, но самое неповторимое…Хотя…То мгновение, в котором мне бы хотелось очутиться, оно самое прекрасное и волшебное. Остановить время на время. И все эти люди куда-то спешат. Зачем? Нет, я конечно понимаю, что у всех свои дела, но… Разве нельзя остановиться на минуту и оглядеться? Нет, мне этого не понять. Должно быть, на улице сейчас очень шумно. Я не знаю, не слышу. И хорошо. Если бы не плеер, то этот мир свел меня с ума. Не хочу больше никуда идти. Почему весной так много свободных скамеек? Летом не так. Хотя, какое мне дело? Бредовые мысли. Лишние. Сажусь на скамейку и смотрю в небо. Там за серой пеленой виднеется солнце. Сейчас оно похоже на белый воздушный шарик. И оно уплывает в никуда…. Ты знаешь, когда я закрываю глаза…я вижу то, что видишь ты. И знаешь, мне сейчас, наверно, больше повезло.. Небо над головой – все тот де потолок, но…он выше, дальше... чувствуешь?


- ты ведь всегда слышишь мои мысли?
- да, конечно. - и я твои…
- и что там?
- ты знаешь. И…спасибо тебе за это.

Солнечный котенок
Шаг, шаг. Еще шаг. До двери. Мерзкий скрип. Темная комната. Дым. Холод. Силуэт. Голос, который не слышишь, но чувствуешь.
- Уходи.
- Зачем ты так?
- Уходи.
- но…
- Уходи.
Снова скрип двери. Ушла. Она ушла.
За окном ночь. За окном идет снег. Удивительное это явление. На него можно так же долго смотреть, как на огонь и воду. Кажется, что он вечен. Эти снежинки…Сколько их в воздухе? Миллион? Миллиард? Именно из-за дождя и снега мое любимое место в комнате – подоконник. Чем выше – тем легче дышать. Ближе к небу – свобода. Ветер. Там нет времени. Только высота, тишина, ветер и снег. Когда я открываю окно, я не чувствую холода. Может быть, потому что кровь у меня сейчас холоднее снега? Я не знаю. Мне часто снится один и тот же сон. Будто я стою на берегу моря и вижу вдали маяк. Думаю, что это хороший знак. Однако ничего хорошего со мной никогда не происходило.
Когда-то вместе со мной в этой комнате поселилась черная кошка. Я не знаю, как она здесь очутилась. Просто однажды утром я увидела черный силуэт на окне. Кошка была черная-черная с огромными зелеными глазами. Первое, что я от нее услышала, было требовательное «мяу!». И с тех пор некоторое время мы жили вместе в этой комнате без света. Вообще-то, лампочка на потолке висела и висит, но она перегорела пол века назад. Кошка мяукнула, на что я задала ей вопрос: «И что мне с тобой делать?». В ответ на это кошка спрыгнула с подоконника на пол и начала тереться об мои ноги. «И как я тебя буду звать?». На это моя новая сожительница промолчала. «Значит, ты будешь просто Кошка!». Она не возражала. Так мы стали жить с Кошкой вместе. Каждое утро я видела ее силуэт на подоконнике. Иногда она пропадала на несколько дней, но возвращалась. Но однажды она исчезла. Тогда я поняла, что она больше не вернется. Меня это почти не огорчило.
Я продолжала жить. Началось лето. Но я по-прежнему не выходила из темной комнаты. Наверно, я не совсем человек. Или вовсе не человек. Я почти не сплю и никогда не ем. У меня почти нет эмоций. Мне нечему радоваться и незачем грустить. Иногда я пою. Без слов. Просто напеваю какую-нибудь мелодию. Меня все равно никто не слышит. Летом ко мне в окно залетает тополиный пух. Когда-то давно, в другой жизни, я вместе с друзьями поджигала его и громко смеялась. Сейчас я не смеюсь. Я не помню, как это делать. Но пух наводит меня на светлые воспоминания. Могу поймать одну пушинку и смотреть на нее часами. Мне не будет скучно. Из окна своей комнаты я вижу город. Он очень большой. В нем живет очень много людей. С высоты они кажутся маленькими надоедливыми насекомыми, мельтешащими туда-сюда. У меня никогда не было желания спуститься к ним. Но в один такой летний день кое-что произошло. Я так же сидела на подоконнике, когда услышала шум, крики и стук шагов. Спустя несколько минут, я поняла, что это происходит не снаружи, то есть за окном, а в моем многоэтажном доме. А спустя еще секунду раздался забытый мною звук. Стучались в дверь. «Помогите! Помогите! Откройте!». От двери в мою комнату нет ключей. Она закрывается на честное слово. Когда я открыла дверь, в комнату ворвалась растрепанная девушка. «Закрой! Закрой же скорей!». Я прошептала тайное честное слово, и дверь закрылась.
- Что такое? Разве эта дверь не закрывается на ключ?
- Она закрыта так, что ее никаким ключом или отмычкой не открыть. - Они ее выломают!
- Сомневаюсь. Они ее просто не заметят.
- Почему?
Я не ответила. А действительно, почему? Дверь в мою комнату почему-то никто не видит. У меня никогда не было нежданных гостей. Только кошка. Довольно странно, что эта девушка не только заметила дверь, но вообще смогла войти в эту комнату. Да, это все довольно странно.
- А кто за тобой гнался?
- Да кто их поймет! Хулиганы местные. Задержалась на работе, ну и…
- Понятно.
Девушка измерила комнату шагами. Улыбнулась, заметив старую лампочку без люстры, висящую на потолке.
- А ты без света тут живешь?
- Почти.
- Весело должно быть.
- Угу.
- Спасибо, что впустила к себе. Я тебе очень благодарна.
- Угу.
- Да что ты такая?
- Какая?
- Неживая.
- Но ведь и не мертвая, а?
- Не знаю. Выглядишь ты очень страшно, если честно. Ты очень бледная. И твое черное платье…в общем, напоминаешь персонажа из фильма ужасов.
- Но ты ведь меня не боишься.
- Еще бы! Ты меня спасла.
Некоторое время мы пристально смотрели друг на друга. Для меня тот день был очень необычным. Многое вспомнилось. Эта девушка была будто весточкой из забытого мною мира.
- Скажи, а ты тут одна живешь?
- Да.
- Совсем-совсем?
- как видишь.
- Не одиноко?
- Не знаю.
- а зимой как? Не холодно?
- холодно бывает лишь тому, кто чувствует тепло.
- Хм. Ты странная.
- ты тоже.
- а у меня профессия такая: быть странной!
- в смысле?
- я – художница!
Вот так мы познакомились. Ее звали Юля. По ее рассказам я поняла, что она только что окончила институт и сейчас работает в каком-то рекламном агентстве.
- Нет, там так скучно! Ты даже не представляешь!
- Почему?
- Потому что глупые работодатели не дают мне показать все амбиции своего характера в картинах. Меня заставляют рисовать для общественности. Но ведь это не правильно!
Она много возмущалась, говорила, что искусство не должно быть модным, что мир медленно сходит с ума и что художников сейчас не считают за людей.
- Впрочем, я тоже себя не считаю человеком. Мне кажется, что я, как минимум, непризнанный гений.
После этой фразы она долго смеялась. А мне было немного страшно, но очень интересно наблюдать за ней. Я так давно ни с кем не разговаривала…
- ой!
- ты чего?
- у тебя такой вид открывается из окна! Это потрясающе!
- хм. Я на него уже несколько смотрю. Привыкла.
- Везучая ты. Мне бы такую картину из окна. Удивительно! Слушай...а ты не будешь против, если я приду к тебе еще раз, но днем и с красками? Я очень хочу запечатлеть это на бумаге.
- Я не против. Приходи.
- А когда тебе удобно?
- В любое время.
- А завтра можно?
- Конечно.
Она пришла на следующий день очень веселая. В руках она держала мольберт, а через плечо у нее была перекинута сумка с кисточками и красками.
- Добрый день! Как настроение?
- Не знаю даже…
- Нет, ты будто болеешь. Скажи, ты из этой комнаты вообще выходишь?
- Нет.
- Ладно. Не буду расспрашивать тебя. Захочешь, сама свою историю расскажешь. А я пока попытаюсь изобразить что-то. Вспоминается картина Марка Шагала «Вид из окна на Париж». Интересный, кстати, был художник. Ты видела что-нибудь из его картин?
- Нет.
- Надо будет обязательно тебе что-нибудь показать! Ну а пока что я, пожалуй, начну.
Она рисовала долго и сосредоточенно. Иногда на ее лице появлялась улыбка, и тогда она могла рассказать что-то интересное. Юля рассматривала город за окном, а я рассматривала Юлю. Так мы просидели до вечера.
- Уже поздно. Мне пора.
- Но ты же не закончила картину!
- Да, к сожалению. Мне кажется, что у меня много времени на нее уйдет. Ты не возражаешь, если я еще зайду?
- Нет, я буду рада.
- Да?
- Да. Заходи.
Так для меня начался новый период в жизни. Юля заходила ко мне где-то раза два за неделю и рисовала. Сначала я немного нервничала, когда она появлялась, но потом привыкла. Я очень многое вспомнила из прошлого. И обо всем я рассказывала Юле. Я даже рассказала ей про Кошку, которая когда-то жила у меня.
- Ты ее очень любила, наверно…
- Не знаю. Может быть.
- Подожди. Я хочу сделать тебе подарок.
Юля что-то долго искала в своей сумке, а потом села рядом со мной на подоконник и что-то вложила мне в руку.
- что это?
- Посмотри. Это оказалось зеркало.
- Это был намек на то, что я страшная?
- Нет, что ты! Дай сюда. Юля отобрала у меня зеркальце и поймала им лучик солнца. На стене комнаты появилось желтое пятнышко.
- Смотри, видишь? У всех обычных людей солнечные зайчики, а тебя будет солнечный котенок!
Тогда я впервые улыбнулась. Началась осень. Юля все еще работала над картиной.
- В ней явно чего-то не хватает! Но чего именно?
Она долго обводила комнату взглядом, будто ища подсказку. Вдруг ее глаза расширились.
- Тебя не хватает!
- Меня?
- Да! Ты же всегда сидишь на этом подоконнике в мое отсутствие! Точно! Давай, садись! Будешь позировать.
- Нет.
- Ты чего?
- Ну, я же страшная.
- Прости…ты мои слова в серьез восприняла, да? Прости, пожалуйста.
Я согласилась. Теперь на картине появился мой силуэт. Наступила зима.
- Не понимаю, как ты не мерзнешь! Я вот в пуховике хожу, в шапке – и то замерзаю! А ты все в своем платье!
- Не удивляйся. Я же не живая.
- Но и не мертвая.
- Угу.
- Эй, прости…я тебя обидела?
- Нет, что ты. Юля продолжала рисовать картину. Мне начинало казаться, что она ее никогда не закончит. На это Юля возражала: «Настоящие шедевры создаются не один год!». Юля продвинулась вверх по карьерной лестнице. Теперь она работала уже не в рекламном агентстве. Она просто рисовала картины в свое удовольствие. В городе даже прошла ее выставка. Так же Юля начала увлекаться фотографией.
- Это тоже настоящее искусство!
- Но ведь картину ты пишешь несколько дней или месяцев, а чтобы сделать фото, достаточно нажать на кнопочку.
- Нет. Не достаточно. Фотографию еще проявить нужно. А иногда обработать на компьютере. Хотя естественность мне нравится больше. У Юли появилось много знакомых. Она стала реже появляться у меня. - Знаешь, меня тут пригласили на свидание.
- Кто?
- Да так…один симпатичный молодой человек. Думаю вот: идти или не идти.
- Иди!
- А вот не пойду никуда!
- Иди!
- Не пойду!
- Иди!
- Ну и ладно, раз тебе так хочется.
После этого вечера я не видела Юлю несколько месяцев. Наступил март. Юля вернулась. И первым, что я бросило ей в лицо, были слова:
- Ты про меня забыла?
- Нет, что ты. Просто у меня были дела.
- Свидания?
- Нет. Дела. К сожалению, я не могу не есть, не спать и не мерзнуть, как ты. Мне нужны были деньги.
- Просто ты ищешь отговорку, чтобы не говорить, что я тебе не нужна. Что тебе так же до меня нет дела, как тому миллиону человечков под окном.
- Не правда. Почему у тебя так дымно в комнате? Ты куришь что ли? - Это не твое дело.
- Мое. Ты – мой друг.
- Это тебе так только кажется. Я вообще не понимаю, что ты здесь делаешь.
- Да что с тобой такое? Я тебя не узнаю!
- Уходи.
- Зачем ты так?
- Уходи.
- но…
- Уходи.
Скрипнула дверь. Ушла. Она ушла. А за окном была ночь. За окном шел снег. К сожалению, ночью солнце прячется за горизонт. И я не знаю, куда именно уходит мой солнечный котенок, живущий в зеркале. Я остаюсь одна. Я по-прежнему не чувствую холода, но слезы, текущие по щекам, почему-то очень горячие. Я пытаюсь петь, но голос срывается. Почему так? Почему?... Я не услышала, как она снова вошла в комнату. Просто увидела ее лицо перед собой.
- Зачем ты вернулась?
- Я просто решила, что на этот раз мы уйдем из этой проклятой комнаты вместе.


Не_смешно
Ты просто сидишь за компьютером или книгой, в то время как кто-то совершает подвиги. Эта мысль иногда настолько надоедливо начинает скрежетать в голове, что ты просто не в состоянии больше сидеть! В этом случае ты встаешь и начинаешь делать уборку. Это очень полезное занятие, равное по значимости подвигу. А главное то, что уборку ты делаешь абсолютно бескорыстно. Потом можно опять взять в руки книгу, оглядеться вокруг и остаться довольным собой. Но иногда ситуация поворачивается совершенно иной стороной. А именно: в дом заходит непонятный человек и начинает портить созданную тобой гармонию. Что тут начинается! Ведь эту красоту, это идиллию, эту ясность и простоту создал ты! А какое-то грязное, лохматое существо, которое еще смеет называть себя человеком, разрушает твое творение! И ты тут же начинаешь восстанавливать справедливость и судить по законам. Скорее всего, в наказание ты отправишь этого человека мыть посуду. Но этот чудак обязательно или недоделает дело, или так помоет, что придется все перемывать! Но главное, что справедливость восстановлена. И вот ты снова берешь в руки книгу, как вдруг… Сверху начинает доносится шум и музыка. Тебе это не нравится, ты проклинаешь весь мир, который сейчас представляется тебе соседями. Ты звонишь в квартиру этажом выше. Дверь открывает какой-то вышибала. Перед таким права качать не начнешь. Ты возвращаешься домой и посылаешь в квартиру этажом выше то самое лохматое существо, которое собирает осколки вымытой чашки с пола (надо же отомстить как-то!). Существо уходит из квартиры. Проходит 10 минут. Ты начинаешь нервничать и взволнованно посматривать на часы. Проходит еще 10 минут. Ты начинаешь стучать пальцами и ходит по комнате. Еще через 10 минут ты в гневе отправляешься к соседям. Дверь снова открывает вышибала, которого ты в ярости отталкиваешь, заходишь в квартиру и начинаешь пробираться через толпу. Вскоре у тебя начинает кружится голова от дыма. Теряешь ориентацию. Но вот ты видишь в толпе что-то родное! Да, ты видишь то самое лохматое существо! Хватаешь за руку (или за лапу?) и тащишь к выходу. Причем это чудо уходить не хочет, брыкается и смеется. Первый вопрос, который ты задаешь ему уже на лестничной площадке: «Что именно ты курила?!». Получая в ответ смех, ты доводишь свое чудовище до кровати. Сбрасываешь его туда со всеми руками, ногами и другими конечностями, и, напевая что-то под нос, достаешь из-под кровати бутылку коньяка. Смотришь сначала на бутылку, потом на свернувшееся в комочек создание. Вздыхаешь. Снова прячешь бутылку под кровать. Выходишь на балкон. Достаешь зажигалку и понимаешь, что сигарет нет. Бросаешь зажигалку вниз с 6 этажа, надеясь попасть при этом в группу подростков, которые внизу поют под гитару. Промахиваешься. Открываешь пинком дверь, возвращаешься в комнату. Стараешься идти тихо, хотя понимаешь, что обезьяну, хихикающую во сне, сейчас не разбудить ничем. Плюхаешься в кресло, закрываешь глаза, несколько минут подумав, встаешь и достаешь из-под кровати бутылку коньяка. Через полчаса ты ставишь рядом с креслом пустую бутылку и отключаешься. На утро твой милый монстр начинает беситься и обвинять тебя во всех смертных грехах. А у тебя так болит голова!!! Ты слушаешь всю эту оду несколько минут, после чего просто разворачиваешься и уходишь. Вслед тебе летят какие-то проклятия, и через некоторое время ты слышишь, как громко хлопнула входная дверь. Проходишь по квартире, убеждаясь, что место теперь не оскверняет присутствие темных сил. Убедившись в этом полностью, ты ложишься на пол и шепчешь в воздух: «Надеюсь, она вернется минимум через неделю».
А вообще, если капля никотина убивает лошадь, то совместное проживание способно уничтожить слона.
Спустя неделю ты идешь открывать дверь и уже вместо взъерошенного зверька видишь перед собой очаровательную девушку. В некотором шоке достаешь с полки ту самую книгу и читаешь название: « Как воспитать невесту за 7 дней».


Принцесса в мышеловке
Рассуждать про свойства человеческой личности в принципе бесполезно. Все Ваши открытия довольно интересны, однако я хочу поведать Вам о куда более опасных вещах. В нашем разговоре речь пойдет не личности человека, а о красоте его внешности, голоса, о красоте, созданной его руками. Доказать то, что красота спасет мир так же невозможно, как доказать обратное. Впрочем, мы придерживаемся мнения, что красота разрушает человека и реальность вокруг него. Всем известная пословица «Красота – страшная сила» является точкой отсчет наших теорий. Очарованный красотой никогда не может рассуждать трезво. Возможно, гипнотизм, присущий красоте, может вылечить от многих недугов, но это скорее исключение, чем правило. Красота – это искушение для человека. Каждое искушение несет внутри себя грех и зло. Это только видимость, что красота способствует духовному росту человека. На самом деле она действует подобно наркотику. Мир был создан несовершенным, и любое творение человеческое, неподдающееся этому закону, должно быть уничтожено. Что касается красоты человеческой, могу сказать лишь несколько слов. Человек не должен быть красив для всех. Иначе это уже зло, которое нужно уничтожить. Прокляты голоса тех певцов, которые вызывают слезы. Именно эти голоса поведут вас в бой против самих себя. Именно из-за красивых девушек гибли целые армии. Нет, красота – губительная сила! Идеальная красота не вписывается в закон о равновесии мира.
- Я не могу согласиться с Вашей теорией. Вы прекрасно понимаете, что я могу привести тысячи доводов «против» этого суждения.
- О да. Конечно. Я не навязываю Вам свои мысли, просто предупреждаю о возможности летального исхода.
- Вы заблуждаетесь. Вы идете не по тому пути. Вы не забываете о существовании дьявола, но о существовании Бога умалчиваете. Это говорит о многом. Но сейчас мы расстанемся, и я больше никогда не вспомню об этом разговоре и проживу свою красивую жизнь от первой минуты до последней.
- Действительно, мы сейчас разойдемся. Однако я напишу книгу, в которой попытаюсь донести до Вас свою идею более точными словами. Книга будет называться «Принцесса в мышеловке».
- Принцесса в мышеловке? Почему именно так?
- Потому что все принцессы, которых я встречал, рано или поздно оказывались настоящими крысами. Еще одно доказательство убийственной силы красоты.
- Нет. Это лишь означает, что Вы не видели ни одной принцессы. Мне повезло больше. Именно поэтому я никогда с Вами не соглашусь.
- А Вы можете показать мне эту принцессу?
- Конечно. Вон она дожидается меня на скамейке под дубом.
- И Вы считаете ее красивой?!
- Да. Подойдите поближе и поговорите с ней. Вы все поймете.
Через 20 минут
- Я никогда не встречал столь удивительного человека. Она действительно прекрасна. В ней столько света! Никогда бы не подумал, что в столь простой девушке может сосредоточиться вся гармония мира нашего! Все равновесие его! Смысл жизни человеческой! Из ее глаз льется что-то, чего я не могу описать! Скажите, кто она?
- Она простая девушка, которая умеет по-настоящему любить. Хотя именно это делает ее необычной.
- Знаете… Она не принцесса. Она ангел. Но разве есть подобные ей?
- Возможно. Впрочем, для меня она останется единственной.
- Вам действительно повезло больше…
- Прощайте, мой друг.
- Прощайте…Но нет! Постойте! Я же не сказал Вам самого главного!
- Чего же?
- Все таки остерегайтесь принцесс.

Одной принцессе. 01.01.09.

|  Links 
Printer Friendly Page Send this Article to a Friend