Login
Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться


Поиск по сайту


Кто на сайте
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Молодые литераторы)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...


Article ID : 296
Audience : Default
Version 1.00.01
Published Date: 01.09.2012 1:29:59
Reads : 1077

Часть I. Исповедь
Глава 1. Белый кабинет.
Чем дальше, тем интересней...

Люди привыкли считать, что зимой лучи, дети Солнца, греют нас меньше, чем в остальное время года. Большая звезда же думает иначе. Хотя, думает ли она? Нет, она знает! Она знает то, что каждую минуту и секунду, отпуская своих игривых детишек для сохранения жизни на нашей планете, расстается с ними навсегда. Она так же знает, что каждый из них преодолевая тяжелый и длинный путь, достигнув своей индивидуальной цели, принесет крохотную часть жизни в дар нам, никчемным, не стоящим того людям, отдав взамен свою. Она знает, что её дети – одни из самых быстрых в нашей галактике. Знает она и то, что чем быстрее они доберутся до поверхности Земли, тем больше времени останется у них на игры, и тем больше её тепла они донесут до Голубой планеты. Она лучше, чем кто бы то ни был дру¬гой, знает, как сложно им сделать это в отведенный период правления плаксы Осени, с её белыми, как молоко, тума¬нами, с её проливными дождями, с войсками туч, захваты¬вающих своим натиском это громадное царство под назва¬нием Небо. Она знает то, что во время правления королевы Зимы это сделать гораздо сложнее. Зима умная, хитрая и порой злая правительница. Когда у неё нет настроения, она позволяет своим генералам делать то, что они захотят, а сама наблюдает за их играми в надежде, что это хоть как-то развеселит ее. Мороз поедает жизни животных и, как ни в чем не бывало, будто известный художник, рисует узоры на стеклах. Вьюга, под симфонии Ветра, заносит дома, поля, дороги. Маленьким детям Солнца они не так страшны, как Пелена Небесная. Зима назначила ее служить стражем. Перебраться через неприступные стены Пелены невозможно. Но у неё всегда открыты ворота к земле. И для того чтоб пройти их, лучики должны заплатить дань – отдать большую часть своего тепла, донести которое есть цель их жизни. И всё это знает Большая звезда, которой мы дали имя Солнце.
Держась наготове к умопомрачительному полету, очередная партия резвых детишек скачет взад-вперед в ожидании своего предназначения. Время пребывания привязанными к матери зависит от того, на сколько достаточно каждый из них зарядился теплом и энергией Солнца. Любой набравший необходимое количество сил, способен сорваться с привязи и пуститься в эту бешеную гонку, уносящую его навсегда от матери, которая уже не увидит их никогда и от братьев и сестер, которые еще не достаточно сильны, чтобы пуститься за ним вдогонку.
В какую-то долю секунды родился и Маленький Лучик. Для людей время не так дорого стоит, если переводить его на секунды, не считая спортсменов-чемпионов, для которых составляющие этой частицы времени играют большую роль в борьбе за победу. Для него же, всего лишь одна сотая доля секунды является большой частью жизни. Именно потому лучи дорожат временем намного больше, чем люди. Человек вообще начинает ценить время в те моменты, когда ждет что-то, что принесёт ему радость и чувство удовлетворения, или, когда боится наступления чего-то неизбежного. Для Маленького Лучика, только что появившегося на свет, с его коротенькой жизнью, в представлении ценности времени выступает и то и другое. Добравшись до Земли, он ощутит радость, пусть и единственную в своём существовании. Добравшись до Земли, он вскоре исчезнет так, будто его вовсе и не было.
Набираясь сил, тепла и энергии, Маленький Лучик получает от Солнца что-то вроде директив, установок и правил. Он получает задачу, которую ему необходимо выполнить. Определенное место, определенная цель. Пытаясь сорваться с привязи, Лучик резко дергается в направлении Земли, но ничего не выходит.
-Слишком слаб! - кричит ему соседний луч
-Маленький еще! Молоко на губах не обсохло, а уже рвётся к планете! – с насмешкой раздается с другой стороны.
Маленький Лучик оборачивается и видит, как, сказавший ему только что луч, отрывается и стремительно уносится вдаль. Услышанные слова, разжигают злость внутри Лучика. Он прижимается ближе к матери и со всей силой отталкивается от нее.
Получилось! Он летит! Летит с бешеной скоростью к земной атмосфере. Пролетает мимо звёзд. И в какой-то момент отвлекается от поставленной ему задачи, задумываясь о том, как одиноко звездам при всём их скоплении и многообразии. Это он живёт так мало, а они уже много-много лет здесь, зависли и порядком успели надоесть друг другу. Люди придумали созвездия. Зная об этом, может быть, этим, светящимся в ночи, точечкам было бы легче жить. Может быть, они думали бы, что созвездие это их семья. Жить, зная, что у тебя есть кто-то более близкий, чем все остальные легче. Зная, что ты не безразличен хоть кому-то. Жить, чувствуя опору, защиту и искреннюю любовь. Так жить, возможно, было бы проще, но они этого не знают.
Маленький Лучик тоже не знает этого. Он думает о том, что у него есть семья – его мама и его братья с сестрами, количеству которых нет счета.
Вот он приближается к поверхности Земли, входит в атмосферу. Перед ним облака. Мягкие, пушистые облака. На мгновение зажмуривает глаза от той нежности, с которой гладят его эти небесные странники, и ударяется о мягкую и холодную поверхность. Маленький Лучик осматривается вокруг. Он на площадке, окруженной деревьями.
- А как же Пелена?! Неужели это было так легко?
Снег. Маленький Лучик никогда не видел снег. Он такой…Мягкий… мокрый…и что-то в нем есть привлекательное. Белый-белый снег искрится от малейшего движения Маленького Лучика. Это так весело – перепрыгивать с места на место и наблюдать, как разноцветные искры играют с ним.
Цель. У него есть цель. И в данный момент эта цель неподвижно лежит, свернувшись клубочком на ближайшей лавочке. Прыжок из холодного снега на теплое тело и Лучик ластится о нежную кожу, пытаясь отдать ей всё своё тепло. Он, как и его объект, сворачивается клубочком в уголке глаза, и, медленно растворяясь, засыпает вечным сном. Предназначение выполнено! Мама может им гордиться.


* * *
Резким рывком освободились глаза от плена век. В бешеной панике осмотрели всё вокруг и, остановившись в
одной точке, приняли взгляд равный тому, как тихая река
течет, не нарушая глади воды. Губы при этом прошептали:
- Я не знаю что это. Я не знаю где я и как здесь оказался. Мой разум поддается натиску могучей силы. Но это значит, что у меня все получилось. Это значит, что я могу контролировать ситуацию, ведь хозяин самого себя – только я.


* * *


Прячась от ослепляющего солнечного света, мужчина, лежавший на скамейке, накрыл глаза рукой. Но тут же, пытаясь прогнать сон, вылез из своего убежища. С большим непониманием происходящего, осмотревшись вокруг, он неспеша перебрался из лежачего положения в сидячее. Разноцветные искры, рассыпавшиеся по всему кругозору, слепили еще пока сонные глаза. Снег. Все вокруг было устлано белоснежным покрывалом.
- Где это я? – задал сам себе вопрос человек, сидящий на скамейке.
- Как сюда попал...? Ничегошеньки не помню.… И надо же было столько пить вчера?! – схватившись обеими руками за голову и прикрывая глаза, рассуждал он шепотом.
Это была круглая площадка, в середине которой находился старенький неработающий мраморный фонтан; четыре белые скамейки, установленные по краям площадки; березовая роща, окружавшая всё это; и четыре дорожки, уходящие в ее глубь на четыре перпендикулярные друг другу стороны.
Сзади, из-за скамьи, на которой сидел наш с вами знакомый, послышался скрип снега. Оглянувшись назад, он увидел мужчину с женщиной, идущих под руку медленным прогулочным шагом, увлеченных разговором, и, улыбаясь смотрящих друг на друга.
Парочка выглядела весьма необычно: легкое летнее белоснежное платье, длинные кудрявые локоны волос, танцующих на плечах, мягкая, плывущая походка - никак не вязались с брутальными, размашистыми шагами, руками, спрятавшимися в карманах белых брюк, поставленными дыбом волосами. Да и такая легкая одежда посреди зимнего пейзажа заставляла задуматься над тем, что что-то тут не так.
Странная пара зашла в круг площадки и устроилась на соседней от нашего героя скамье. Он встал и тяжелыми медленными шагами направился в их сторону.
- Здравствуйте! Извините, пожалуйста! Мне очень неудобно задавать вам такой вопрос, но всё же – где я нахожусь?
- Добрый день, - ответила женщина, - Ничего, здесь часто задают подобные вопросы. Находитесь вы в Березовой роще.
- Оу! – с усмешкой и легким недовольством произнес наш герой, - Да вы, я смотрю, шутники! Оригинальнее ответа придумать не могли? Мне сейчас никак не до шуток!
- Грубиян! Разве можно так разговаривать с женщиной? Между прочим, я дала вам самый что ни есть исчерпывающий ответ.
- С такой остроумной как вы – можно еще и не так.
- Хм! Невежда!
- Энн! Не обращай внимания! В наше время считается вполне нормальным общаться на повышенных тонах и грубить женщинам, - вмешался мужчина с поднятыми волосами, - А вам бы, в целях избежания дальнейшего конфликта, я посоветовал покинуть Фонтанную площадку и обратиться со своими вопросами к кому-нибудь другому. Я уверен – вам дадут необходимые ответы и всё объяснят.
- В какую ж сторону мне пойти, если я и представления не имею о том, где нахожусь, - пробурчал себе под нос наш знакомый, и, недолго думая, спонтанно двинулся в направлении дорожки, что находилась слева от него.
- Налево? – обратился мужчина с поднятой прической, - Неудачный выбор! Весьма неудачный! Кто ж в начале пути сворачивает налево?
- Ну а куда же? Вы ж не соизволили мне ничем помочь!
- Любой путь, любое начинание будет более удачным при направленном уверенном движении вперед и только вперед!
- Ну, хоть на этом спасибо! Всего доброго!
- До встречи!
- До встречи? Сомневаюсь, что мы еще встретимся. Странные какие-то, - думал наш знакомый и, обходя фонтан по кругу, шел в направлении дорожки, что уходила вперед.

Небольшие речные волны бились о корму белой лодки стоявшей на берегу, выбрасывались на песок и, тая, оставляли за собой только пенистый осадок. На носу лодки сидел старенький седовласый старичок и, обхватив обеими руками голову маленькой белой дворняжки, трепал ее и говорил:
- Ну что, Джим?! Жарко? Искупнуться не хочешь?
Собака что-то рявкнула в ответ и, вырвавшись из рук, подбежала к воде. Изредка потявкивая, она смотрела на волны, поднимавшиеся на реке.
- Да, Джим! Ты прав! Вода что-то сегодня неспокойная. Давненько такого не было у нас. Не к добру это!
Дед засунул руку под нос лодки и достал оттуда сверток. Развернув его, взял кость и, помахивая ей в воздухе, положив сверток на лодку, маня, стал звать собаку:
- Держи, Джим! Хватит беспокоиться! Вот! На! Держи кость!
Пес, радостно виляя хвостом из стороны в сторону, подбежал к старику. Получив желанное, отошел в сторону и принялся грызть кость.
- Эх! – вздохнул глубоко дед, - Много ли тебе для счастья нужно? Получил еду или игрушку и довольно машет хвостом. Ну а что отвернулся-то? Не отниму же я у тебя ее обратно! – с милой усмешкой обратился он к собаке, - Понимаю, Джим! Понимаю тебя прекрасно! Привычка всего-навсего. У меня вот, Джим, знаешь, тоже есть привычка одна. Дурная конечно, но все же привычка. Где б покурить достать деду Ефиму? Ты случаем не поможешь мне с моей привычкой, лохматый бесенок?
Собака повернулась на мгновение, с вопросительным взглядом посмотрела на старика и вернулась к своему занятию.
- Нет? Ну, я так и знал. А ведь я, как и ты, наверно, хвостом бы вилять начал, если б сейчас кто-нибудь угостил меня сигареткой. Придется опять курить этот проклятый чай.
Дед встал и направился по песчаному берегу в сторону тропы, что поднималась по склону холма, расположенного рядом с рекой. На вершине этого холма, слева от дорожки, стояла старенькая скамейка. Тропинка за ней расширялась в пыльную дорогу, ведущую прямиком в березовую рощу.
Присев на скамейку, дед осторожно достал из-под нее три самокрутки и коробок спичек. Рядом, неся в зубах кость, пробежал Джим и устроился в траве возле скамейки. Дед Ефим подкурил одну из своих самодельных папирос и, направив взгляд на реку начал рассуждать:
- Одну сейчас скурю, другую ближе к вечеру, третью к концу дня. Бросить бы уже это дело, да податься в сад работать. А что? Я люблю растения, яблоньки люблю. И ухаживать за ними умею. Только там уже курить нельзя. Потому здесь и торчу лодочником. Поселимся с тобой, Джим, на том берегу. Вот тебе раздолье будет бегать по саду!
Дед, улыбаясь, посмотрел на то, как его пес грызет кость.
- Хочешь, Джим?
Собака отвлеклась от своего занятия и, виляя хвостом, подбежала к старику.
- Ай, молодец! Ай, да хороший у меня пес! Решено! Доработаю день, и завтра с утра иду просить о переводе на работу в сад. Курить брошу! Будем с тобой жить и хлопот не знать!
Джим, будто понимая, о чем говорит хозяин, принялся подпрыгивать на задние лапы и весело лаять. Дед Ефим, смеясь, стал хлопать ему в ладоши. Но в какое-то мгновение лай собаки перешел из радостного в настороженный, и Джим кинулся за скамейку, туда, куда уходила тропа. Дед обернулся и увидел человека, идущего из рощи в их направлении. Он был одет в белый пиджак, по длине превышающий обычные классические пиджаки, белые брюки, ботинки того же цвета, белую рубашку, нежно-розового цвета галстук был завязан у него на шее.
- Ну, вот и работенка к нам с тобой идет, дружище! Может у него хоть нормальную сигаретку удастся спросить. Хотя, такое маловероятно. А то не накурился я совсем этой ерундой – сказал дед Ефим и, выбросив окурок, закурил еще одну самокрутку.

- И когда уже закончится этот путь в никуда? – идя по дорожке средь берез, задавался вопросом наш знакомый.
Легкий приятный морозец щипал лицо и кожу рук. Запах зимней свежести и множество берез, окружавших кругозор, придавали некоторую бодрость духа. Недаром же говорят, что это святое дерево. Что оно слышит наши с вами разговоры. Что, при желании, можно исповедаться ему. Береза выслушает тебя всегда. Это такой исповедник, или даже что-то вроде телефона доверия более популярного в современности, только без обратной связи. Значит, что-то в нем всё-таки есть. Отсюда и эта бодрость духа на фоне унылого настроения, вызванного непониманием происходящего и желанием получить ответы на кучу вопросов.
Вдали показался просвет, подающий надежду на выход из рощи.
Точно!
Прямиком за тем местом, где вырисовывалось окончание леса, виднелось небольшое заснеженное поле. На краю поля были рассыпаны несколько кустов, и средь них, какое-то белое пятно подавало признаки жизни.
Не кажется! Там кто-то есть!
В том месте, где поле заканчивалось, была видна пустота. Стало быть - это обрыв или спуск в низину. За прорисовывающейся линией края поля, по мере приближения, будто из земли, шаг за шагом, вырастало огромное белое здание. Живое пятно приобрело очертания. Это мужчина, сидящий на скамейке. Рядом с ним радостно прыгала маленькая собачонка.
Шаг ускорился и через пару минут наш знакомый вышел из рощи и двигался по дороге через поле. В низине стало видно реку. Что тоже заставило задуматься:
- Зима вокруг! Речушка не настолько большая, чтоб не замерзать. Но, тем не менее, она не скована льдом. Река живет вполне активной жизнью и, похоже, совсем не собирается накрываться теплым одеялом льда.

Джим разошелся на нешуточный лай, когда человек из рощи уже совсем приблизился к скамейке с дедом Ефимом.
- Хватит пустолаять, бандит! Успокойся! Сейчас все разузнаем – обратился старик к собаке.
- Здравствуй, дед! Мне нужна помощь! – присаживаясь на лавку, сказал человек в розовом галстуке.
- Приветствую тебя, добрый молодец, - со спокойным лицом и взглядом, устремленным на реку, проговорил дед Ефим, - Али не добрый? А то вон как моя собачонка-то разошлась на тебя! – взгляд старика перенесся на собеседника и принял настороженный вид.
- Ну, то не мне уж решать – добрый я или нет. Меня, кстати, Андрей зовут! – протянув руку в знак приветствия и знакомства, проговорил мужчина.
- Дедом Ефимом меня здесь все кличут. А вообще я Ефим Афанасьевич. Только вот, на твоем месте, я бы не стал кидаться именами. Особенно своим и своих знакомых.
- Почему это? – вопросительно нахмурив брови, обратился наш знакомый.
- Пройдем со мной к моей лодке, там я тебе всё и объясню. Река длинная, вода неспокойная. Пока плывем, минут двадцать у меня будет, чтоб все разъяснить тебе, - взгляд старика снова устремился вдаль.
- Зачем мне плыть на тот берег? Я хочу получить ответы на вопросы. Ты, наверно, хочешь подзаработать на мне? А может и ни к чему на тот берег-то плыть?
- Боже тебя упаси! Какой заработок? Кстати, не найдется сигаретки у тебя?
- Сигареты? Да! Кажется, покупал вчера прозапас пару пачек.
Андрей стал копаться по карманам своего пуховика и, обнаружив в одном кармане две, еще не раскрытые, а в другом уже початую пачку, достал ее. В пачке оказалось пять сигареты и зажигалка.
- Давай так, дед, - я даю тебе сигарету, а ты отвечаешь на мои вопросы сейчас.
- Ох, и хитрые вы, смекалистые! Ну, молодежь! Посмотри-ка, Джим! Шантажировать меня вздумал!
- Никакой это не шантаж! Чистой воды сделка. Тебе нужна сигарета, мне нужны ответы. Взаимовыручка, так сказать.
- Да что ты знаешь о взаимовыручке? Запомни, сынок, - взаимовыручка безвозмездна! В ней не бывает – «Я тебе, а ты мне»! В ней нет умысла, понимаешь?! Ты просто делаешь что-то с целью помочь и не ждешь, что взамен тебе тоже сделают что-то необходимое для тебя. Отблагодарят, так «спасибо», а нет, так и ладно, – «был рад помочь».
- Прости, Ефим Афанасьевич! Не правильно выразился я. Пусть тогда это будет сделка. Если тебе комфортнее будет от этого слова.
- Цена слова гораздо дороже цены вещи. Так что не бросайся ими так просто и думай, прежде чем употребить какое-то слово в разговоре. Ну раз, сделка, так сделка. Парочку дашь?
- Вот, держи одну сейчас. Одну себе возьму. И оставшиеся три отдам, как получу ответы.
- Быть по сему, договорились!
Андрей присел на скамейку и призадумался.
- Столько вопросов, что теряюсь с чего и начать. Пока шел сюда о многом успел подумать.
- А ты начни с самого интересующего.
- Во-первых, как я здесь оказался? И, вообще, здесь – это где? Точнее, что это за место?
- О том, каким именно образом ты попал сюда, мне знать не суждено. Стечение каких-то обстоятельств заставило тебя попасть сюда. А о том, где ты находишься, догадаешься сам. Но чуть позже. Еще вопросы?
- Почему здесь все так странно: эти двое у фонтана, их одежда, ваша одежда, слова того парня, говорящие о том, что еще встретимся, река эта не покрыта льдом. Что всё это значит?
- А ты, я смотрю, в пуховике. Не жарко? Лето на дворе, оглянись-ка.
- Да какое же лето? Снег повсюду, морозец, Солнце по-зимнему светит. Да и месяц-то февраль!
- Постой. Не буду больше тебя мучить. Расскажу всё по порядку. Слушай и вникай. Во-первых: лето – спокойствие, зима – переживания, осень – грусть, весна – любовь. Вот у меня в душе спокойствие и тишь. Стало быть, и на улице для меня лето. Ребята, которых ты видел на Фонтанной площадке, влюблены друг в друга. Вот и весна у них. Странные они потому, что Анна лет этак на сто старше Женьки. Живут они здесь в вечном ожидании. Анне ждать уже нечего, потому как умерла она. А Евгений еще питает надежду. Когда он …
- Стой, стой, стой!!! Ты сказал умерла? Что это значит? Как умерла?
- Вот так, - спокойно ответил дед, - Умерла, как умирают когда-нибудь все люди. Лежала в бессознательном состоянии года два. А потом шанс на возврат к жизни у нее ушел безвозвратно. Но она все равно верила. А когда нашла иной путь, то было уже поздно. Ходила здесь по роще изо дня в день. Всю наверно изучила. А в один момент встретила Женю. Не пустила его на тот берег, но и другую дорогу утаила от него. Влюбились друг в друга, вот и слоняются теперь вдвоем по роще. Если обратил внимание, у Женьки размашистая походка и руки его все время в карманах. Как думаешь, кем он был в жизни?
Андрей опустил взгляд в ноги и, сделав несколько быстрых затяжек, выкинул сигарету.
- Так получается и я умер?
- Ну, это еще не факт! А вообще мы вроде собирались разговаривать. Так что не нарушай нашу беседу. Все поймешь вскоре.
- Что значит «не факт»?
- Мы продолжаем разговор или ты меня не слышишь?
- Да не знаю я кто он!!!
- Панк. Ты когда-нибудь общался с панками? Суровые мужики с нестандартной внешностью, крушащие все вокруг, слушающие тяжелую музыку, ничем не брезгующие. Люди судят о самих же себе по внешности в первую очередь. А вот и простейший пример, когда такая отпугивающая оболочка, скрывает в себе душевных, романтичных, добрых людей. Они как дети. Не боятся выплеска эмоций и делают то, что взбредет в голову.
- Послушай, дед Ефим, мне нет дела до того, кто он! Мне необходимо узнать о себе!
- В этом главная проблема человечества. Почти все думают лишь о себе. Нет минутки свободной, чтоб просто поговорить о ком-то другом, просто послушать, попытаться вникнуть. А вот Женя, он другой. Ты это поймешь! Если не будешь так спешить. И к тому же – ты ведь сам меня спрашивал, почему они такая странная пара.
- Ты прав, дед! Такое мы поколение. Обстоятельства делают нас озабоченными лишь собственными проблемами. Я запомню ваши слова.
- Они тебе еще пригодятся, слова мои. Так вот! Продолжу. Что касается одежды, могу сказать, что каждый здесь видит себя таким, каким хотел бы видеть. Для остальных же, он просто во всем белом. Время года, которое ты видишь, говорит о твоем душевном состоянии. Неспокойно у тебя внутри что-то.
- Я в Раю?
- То, что вы на Земле называете Раем, у нас зовут Белым городом. И находится он вон на том берегу. А здесь, так называемая, Березовая роща. Место возрождения души. А моя работа переправить тебя туда, - старик кивнул головой в сторону большого белого здания, стоящего на противоположном берегу, - Там ты найдешь больше ответов. Может, поймешь, что с тобой произошло и узнаешь свою дальнейшую судьбу. Я вот, к примеру, знаю свою. Меня либо переведут в сад работать, либо оставят здесь лодочником.
- Значит, мои вопросы ведут туда, за реку. Не будем тянуть. Вези меня в то здание.
- Тебе необходимо приобрести спокойствие душевное, прогнать переживания.
- Мне нужно освоиться здесь и понять что к чему. Узнать какой у меня есть выход и вспомнить, что произошло со мной. И потому я готов сесть в твою лодку, Ефим Афанасьевич.
- Ну, вот и отлично! Пошли, Джим, покатаемся. Поможем парнишке перебраться в город. Разберется, так может
волны постихнут.
Дед встал и, неспеша двинулся в направлении тропки, ведущей к песчаному берегу. Джим, схватив в зубы кость, помчался обгонять его. Андрей встал со скамейки и направился вслед за ними по скрипучему снегу, прямиком к лодке, стоящей в сугробе на берегу взволнованной реки.
Собачонка, добравшись первой до цели, спешно начала рыть яму в песке, пытаясь спрятать свое сокровище. После запрыгнула в лодку и забралась под доски в ее носу. Дед Ефим, дождавшись, когда Андрей тоже залезет и устроится на одном из ее сидений, столкнув лодку в воду, забрался сам и, установив весла в уключины, стал разворачивать свое транспортное средство. Выровняв ее так, что лодка стала перпендикулярно берегу, носом к белому зданию, дед принялся грести.
- Значит, так! – заговорил Ефим Афанасьевич, - Введу тебя, дружок, в курс дела. По сути, мне необходимо было только рассказать тебе основное направление твоих последующих действий, но в связи с тем, что природа здешняя восприняла тебя несколько буйно, да и сама твоя душенька не спокойна, осмелюсь, исключительно в качестве всеобщей безопасности, дать тебе парочку наставлений свыше необходимых.
- Я внимательно вас слушаю! – ответил Андрей, наклонив корпус тела ближе к старику, показывая тем самым, что он действительно готов выслушать и вникнуть в суть наставлений.
- Во-первых: как попадешь на тот берег, т.е. в Белый город, ты направишься к большому зданию, которое видишь перед собой сейчас. У нас его так и называют - Белым домом.
- Да я, смотрю, у вас здесь все имеет в названии белый цвет, – с усмешкой подметил Андрей.
- Потому, что цвет этот несет в себе чистоту.
- Учитывая то, что я вижу зиму и вокруг меня все белое, может быть тогда душа моя чиста, а не беспокойна? - с надеждой сказал Андрей.
- Ты здесь нежданный гость, вот что я могу предположить. По крайней мере, пока нежданный. Но об этом судить не мне. Вот попадешь на прием в Белом доме, там всё и скажут, там и ответы получишь.
- Хорошо, дед, продолжай.
- Зайдешь, значит, в него. Слева сразу же будет приемная регистратура. Там должны знать кто ты. Они тебе скажут куда идти. Смею предположить, что направят тебя на первый этаж. Только вот первый он не по счету, а по высоте. Стало быть – выше всех. На лифте туда и доберешься. Очереди на первом этаже быть не должно, т.к. мало за какие дела берется сам Создатель. У него помимо этого дел навалом.
- Ты хочешь сказать, дед Ефим, что я попаду к самому Богу? – удивленно и с легким испугом спросил Андрей.
- Я сказал – к Создателю. Бог? Бог – понятие, имеющее свой смысл для каждого. Кто-то верит, кто-то не верит, ну а кто-то считает что Бог внутри него самого, т.е. он и есть сам Бог самого себя. А Создатель – несколько другое. Вот, к примеру – ты работаешь на предприятии. Абсолютно за всем происходящим не в силах уследить одному человеку. Потому предприятие разбивается на разные службы. У каждой службы есть свой начальник, заместитель, помощники и так далее вниз по служебной лестнице. Есть один глава всего предприятия, перед которым отчитываются начальники служб. Аналогичный пример – государство. Только в нем уже несколько другая иерархия. Но суть-то та же. А Создатель, это тот, кто сам смог в одиночку продумать каждую мелочь существования всего на Земле. Есть, конечно, множество вероисповеданий. В некоторых из них не по одному богу. Но Создатель всегда один. Либо один верховный Бог. Тот, чье мнение ценится, уважается и считается самым верным. Он самый мудрый.
- Так. А что дальше?
- Дальше всё увидишь сам. Там приемный кабинет и кабинет ожидания. Если нет никого, так сразу и попадешь к Создателю, а уж есть, так придется подождать. Поговаривают, что создатель долго принимает тех, кто направлен к нему был. Рассматривает ситуацию со всех сторон. А уж потом, как решение примет, так и дальнейшая судьба будет известна. Белый город станет твоим новым домом или Темный.
- Темный это Ад?
- Получается так. Только те, кто получил одобрение, могут выйти в сам белый город, что находится за зданием. А пока нет одобрения – двери в Рай закрыты для тебя.
- А ты сам, дед, живешь в Белом городе? За этим зданием?
- Я живу на окраине Березовой рощи. Но планирую перебраться работать в Эдем. Тогда и жить в городе буду.
По мере приближения лодки к берегу с городом, волны становились все выше и выше, ветер поднимался, тучи сгущались над рекой и начинаясь мелкой изморосью дождь приобретал статус хорошенького ливня.
- Вот и плюс в твоем зимнем видении, - поднимая тон в голосе, сказал дед Ефим, уже промокший насквозь, - У тебя-то снегопад! Не так хоть мокнешь.
- Да. Но и мне не особо-то комфортно.
- Видишь, какую погодку ты у нас тут вызвал. Парень ты вроде не плохой, чтоб так природа злилась. Не в Темном городе тебе место. Разузнай там, у Создателя все хорошенько. Скажи, что не рада тебя природа здесь видеть. Потому хочу тебе пару наказов дать. Не говори названий населенных пунктов, в которых ты был. Если вдруг понадобится, называй их вымышленными именами. Аналогичная ситуация и с именем. Не стоит никому из посторонних называть себя. Возьми прозвище какое-нибудь. По поводу регистратуры могут возникнуть проблемы. Не думал я, что река так разойдется. Да и не только река. Вероятно, регистратура тебя тоже не ждет. Назовись тогда им прозвищем. Скорее всего, что отправят тебя именно к Создателю.
- Все понял. А как думаешь, Ефим Афанасьевич, что бы это все могло значить? Что мне еще рано умирать?
- Не знаю я, что ответить тебе, сынок. Впервые у нас такое. Вот и подплываем мы к берегу.
Дед Ефим поднял весла, а лодка на скорости заехала на песок. Старик вылез из нее и затащил наполовину на сушу. Джим радостно спрыгнул и начал носиться по песку, будто уже несколько дней не чувствовал твердой устойчивой поверхности под лапами. Андрей тоже вылез из лодки и, глядя на высокое здание, находившееся в метрах ста от него, начал шарить по карманам. Достав оттуда пачку с тремя сигаретами, отдал ее деду.
- Как и договаривались, Ефим Афанасьевич. Спасибо за помощь тебе большое!
- Не за что! Работа это моя. Будь осторожнее. Удачи, тебе, Андрей!
- И вам с Джимом удачи! До свидания, дед Ефим!
- До свидания!
Белый дом был высотой этажей этак в сто. Внизу находилось большое крыльцо с пандусом, возле которого толпилось несколько мужиков. К нему то и направился Андрей. В голове лишь были мысли о прозвище:
- Алексей? Нет! Созвучно как-то с моим. Степан? Какой еще Степан?! Иван, может? Тоже не нравится! Не знаю. Разве что псевдоним мой писательский - Максим. Так это имя связано с моей жизнью. Меня так называли.
Андрей приблизился к крыльцу, поднялся по его идеально ровным с геометрической точки зрения ступенькам, открыл дверь и зашел внутрь Белого дома.
Внутри хаотично ходило множество людей, как на каком-нибудь вокзале. Потолки находились на уровне второго или даже третьего этажа, что тоже вызывало ассоциации, связанные с вокзалами. Слева, как и говорил дед Ефим, находилась регистратура. За стойкой, приветливо улыбаясь, стояла женщина лет тридцати. Подойдя к ней, Андрей поздоровался:
- Здравствуйте! Я здесь новенький. Мне нужна ваша помощь.
- Доброе утро! Меня зовут Екатерина! Чем я могу вам помочь? Вы забыли на какой этаж вам?
- Нет! Я же говорю, что новенький.
- Постойте! Вас нет в списке. Что-то новенькое. Подождите минуточку, я уточню.
Екатерина ушла за дверь, находившуюся за большой стойкой регистратуры.
- Дед был прав, - подумал Андрей, - Надо придумывать псевдоним.
Екатерина вернулась с администратором.
- Доброе утро! Меня зовут Елена. Я администратор регистратуры. Приносим свои извинения за вызванные неудобства. Вашего личного дела не оказалось на данный момент в столе регистратора, чего быть не должно. Представьтесь, пожалуйста!
- Здравствуйте, Елена! Понимаете, дело в том, что я, как мне сказали, нежеланный гость здесь. Природа меня не принимает здешняя. Взгляните на улицу. И меня так же предупреждали, что моего дела у вас не окажется. Но имени своего я назвать вам не могу. Мне необходимо попасть к Создателю. Разобраться что случилось и получить ответы на интересующие вопросы. Возможно, вышла какая-то ошибка.
- Кто вас предупреждал, позвольте поинтересоваться? – спросила Елена.
- Лодочник Ефим Афанасьевич.
- Извините, мы отойдем на пару секунд.
Женщины сделали несколько шагов в сторону двери за стойкой и стали шептаться. Расстояние было небольшим и их разговор частично можно было расслышать.
- Дед Афанасьевич знатный старожил, многое знает, хоть и лодочник. Возможно, стоит поступить так, как он посоветовал этому молодому человеку. Ситуация, действительно, экстренная. С таким еще не встречались, - обратилась администратор к Екатерине.
- Что прикажете делать, Елена Дмитриевна? – спросила женщина в ответ
- Посмотри, пожалуйста, сколько человек у Создателя. Выдай направление молодому человеку. Ну и объясни, куда ему идти.
- Хорошо! Не думаю, что там большая очередь. Сию минуту выполню вашу просьбу.
- И не забудь оповестить самого Создателя о еще одной душе, направленной к нему.
- Все будет сделано, Елена Дмитриевна!
- Хорошо! Работай, - Сказала администратор и удалилась за дверь.
Екатерина подошла к Андрею и глядя на монитор компьютера, стоявшего на столике за стойкой, начала что-то щелкать мышкой.
- Так! Очереди к Создателю нет. Сейчас я вам выдам направление. Вы с ним идете в лифт. Он находится напротив нашей регистратуры, - женщина взглядом указала на дверь лифта на противоположной стороне зала, - и нажимаете кнопку «1». То есть едете на первый этаж. Не удивляйтесь.
- Это мне тоже пояснил дед Ефим, - перебил ее Андрей.
- Вот и отлично! Когда лифт остановится и откроется, перед вами будет небольшой коридор, в конце которого находится дверь с табличкой « Кабинет № 1» . За дверью кабинет ожидания. Там никого не должно быть, поэтому из него вы сразу можете проследовать в приемную, - с улыбкой сказала Екатерина.
- Спасибо!
- Не за что! Вот, держите направление, - женщина протянула руку с бумажкой, - Еще раз приносим свои извинения за вызванное неудобство. Всего доброго.
- Спасибо! И вам всего доброго! – сказал Андрей и взял листок.
Разглядывая направление, Андрей пересек зал и приблизился к лифту. На листке было написано: « Направление на прием к Создателю», и стояла печать «Одобрено».
Зайдя внутрь, Андрей, как ему и говорили, нажал кнопку с цифрой «1». Двери закрылись, и лифт стремительно начал подниматься вверх. Доставив пассажира по его просьбе, металлический подъемник, раскрыл свои челюсти. Чувствуя легкую неуверенность, Андрей медленным шагом направился к двери.
- Первый этаж, первый кабинет. Как это символично! Всю жизнь меня преследует эта цифра. Как только назревает событие, которое переменит мою жизнь, так везде стоит дверь с табличкой «Кабинет №1. Магия какая-то! – рассуждал сам с собой Андрей, двигаясь по коридору.
Вот она! Заветная цель сегодняшнего утра! Взявшись за ручку, Андрей повернул ее, и приоткрыв дверь, вздрогнул от испуга.
В комнате ожидания, в белом кресле возле стеклянного столика, сидел человек. Он радостно улыбнулся и, тут же вскочив на ноги, довольным голосом произнес:
- Наконец-то! Я заждался уже!

|  Links 
Printer Friendly Page Send this Article to a Friend