Login
Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться


Поиск по сайту


Кто на сайте
14 пользователь(ей) активно (5 пользователь(ей) просматривают Молодые литераторы)

Участников: 0
Гостей: 14

далее...


Article ID : 298
Audience : Default
Version 1.00
Published Date: 01.09.2012 2:14:00
Reads : 1660

ИЗДАТЕЛЯ И СПОНСОРА КНИГИ "ЧУДЬ ВОЛОГОДСКАЯ". "ЧУДЬ" ПРОДАЁТСЯ. МНОГОЧИСЛЕНННЫЕ СБОРНИКИ АВТОРА ТОЖЕ (СМ. В "АРТ-ГАЛЕРЕЕ" НА АРХАНГЕЛЬСКОЙ. 17 ОТ 15 р.)

Ольге Фокиной

Ваши стихи как вспаханное поле
глаз радуют
всегда свежи
весной волнистые пласты
ликующе блестят
парящими
крылами
взлететь готовы
юные ростки уж вскоре
будто Сухоны разливы
покрыты рябью озорной мужают
взлелеяны теплым дыханием
и вот
солнцеворот
и тот не налюбуется голубизной
льняного поля
рыжеющего ржи…
но самое святое
когда средь холодов ростки
еще слепые
зеленые
отчаянно младые
под снег уходят
озимые…

Регине Соболевой

я не хочу колядовать
и разговляться с аспазией
и с королевой шантеклера её равнять
я не хочу серебряные серьги
навешивать на серенькие имена
что полируют нержавеющую сталь шеста
я не хочу на Ибицу
из оникса слона
нэцкэ из бивней мамонта
из мухоморов пиццу
когда Регина
меланхолично
изящной ручкой
тасует масти королевского пасьянса
так неожиданно…

Сергею Чухину

не увлекайся текущим делом
оно конечно и на него
всегда другое громоздится
не увлекайся и бездельем
за ним кошмары снов с пюпитра
не увлекайся притчей
за нею толмачей двуличье
не увлекайся веером
покажет – спрячется
навеет – схлопнется
поманит – умыкнет
не увлекайся качеством
на самородках пробы нет
так пусть минует вашу душу
скульптора резец
чтобы когда на бампере найдут кровавый след
Всевышний изречет
Се Человек

СОН ТЕНИ

Потолка надгробье давит
будто я культурный слой
прямоходящих предпоследний
ископаемый
подо мною половодье
весен шумных и блудливых
обреченных как и я
на вымирание
среди каменных дождей
пожара мрака и потопа
Боже праведный прости нам
грех рождения
среди щелочных миазмов
сохрани хотя волос
моей милой для пришельца
марсианина
чтобы ожил образ дивный
и бессмертный Дон Кихота
дух во славу неприкаянных
насельников.

***
Знаю, дитя, как тяжко тебе
в море житейском. Но паруса
в гавани не поднимешь.
Свой век у дерева, у слова,
у жизни, у любви и гнева –
но вечен отзвук.
Ужасное в потопе —
боренье избранных,
надежды обреченных.
К месту больному
зверя убитого шкуру
приложил. И жду.

***
Россия!
Матушка!
О, наконец-то,-
Родная речь,
Благословенный дождь
На раны рваные разлуки
На длительный молчанья заговор.
Приеду в Вологду.
Никто не встретит.
Сказать по правде - и не провожал.
Залезу с наглецой
В беременный автобус.
Толкну кого-нибудь. Заговорю.
И так легко
Спокойно станет сердцу
В протяжном говоре
В дремотной тишине подслеповатых улочек заулков
заросшей речки
Множества церквушек с позолотой
В валах прилуцких
И монастыре,
Где теплится огонь
Монашьих келий
И слышится молитва обо мне.

***
Его танец
молитва
под музыку
возвращающую
в детские сны
голова долу
упала в плечи
покачивающиеся ритмично
мотив
из ладони в ладонь
кочующий
будто прилив и отлив
колышит
водоросли бёдер
глаз наполняет
пространство
виденьями дальними
тёплыми
как молоко
грудное
как голос кастрата в церкви

***
Белая собака
На белом снегу
След оставляет тоже

***
она сдалась внезапно
так в половодье
переполненные реки
грудь в грудь
столкнувшись на пороге
после тягостного вдоха
нехотя
бессильно
уступая вешней силе
вспять обращаются
и наблюдюет
со стороны
как бы сквозь сон
в недоумении
в молчанье скорбном
как яростно
ретивый конь
на заливных лугах
сверкая гривой
копытами
вздымает
муаровые
снопы радуг.

***
Сны пророчат,
так как круговое
поле зрения у них.

***
Каждый день начинаю с новой газели.
Азиатских туманов не счесть.
Каждый день огнедышащую нахожу
западню.
Жемчугов ожерелье растёт.
Каждый день говорю на твоём языке
Лисанульгей
с тобой – о, Зердошт.
Каждый день, на диван приглашённый,
Или пей, или же уходи.
Каждый день слышен чанг в Харабате.
Саз и тар ему вторят в Джамбуле –
обители звёзд.
Каждый день, над чашей Джамшида
склоняясь,
Вижу в благочестивых одеждах
жестокую тень Газават.
Каждый день засыпаю на остывающем ложе
фахр безмятежно.
Скоро ли стану добычей Сохейб.

***
превозношенья
ниспровергни
переизбыточность
распни
дар Его
неизреченный
пребыванья
расточи
в малом будет пусть достаток
лишнего не восполняй
досточтима разномерность
послушание в чести
уделяй по воле сердца
сей не скудно
и пожнёшь
нищетой обогащайся
поощрения умножь
утешайся утишеньем
помыслом благоговей
огорчайся принужденьем
не воинствуй во плоти

***
есть ли логика в победе
победивший расточит
побеждённый поумнеет
есть ли логика в рассвете
вымя лунное растает
рос рассол в лучах увянет
есть ли логика в завете
что стучишь
не отворяет
а отворит
не затворишь
есть ли логика в полёте
если сила притяженья
равносильна тяготенью
так скажи
кому нужны
ухищрения тофаны
междометий караваны
сеть зигзагов семенных

***
младенчество это возраст когда глядя на грудь молодой жен-
щины чувствуешь запах ванилина
юность это возраст когда глядя на губы молодой женщины
потеешь scrotum
зрелость это возраст когда глядя в глаза молодой женщины
слышишь нет-как-да
старость это возраст когда взглянув на лицо молодой женщи-
ны видишь не лицо а её подноготную от и до

***
налетай подходи
мечи калачи
постолы на любые мосолы
миски на два ока
чугунки токан печи
рышница кормилица
гуня да гати на любые стати
реклик ногавицы на любого прынца
крисаня царёва форинт штучка филлер кучка
а вот ещё не знаю що
мутить плесо на татоше ехать
бiля моря торговал всё продал
в богатеи попал да мимо

***
охтей
охтей
накорми гостей
хай лей ле
дух лавровый
колоб жжёный
сыграй флуер хору
стать воды
сильней булата
стынь воды
сильнее гор
слезь скорее
с препеляка
не бучумся
тефогол
будешь плакать
будешь ныть
всё равно
тебе водить.

***
летний отдых
Сухуми Рица
Кисловодск
Трускавец Домбай
терренкуры пляжи загар
ктото
в горы идёт
ктото
в море
кто мечтает нырнуть в океан
и взлететь на вершину цунами
чтоб потом говорить
экстремал
а на вотчине
в брошенной церкви
не кагор распивают
агдам
там
где раньше горели лампадки и молитвы царил фимиам
голый срам
а в кремлевских палатах
тараканьи бега

***
как пишутся стихи
кончил в мочевой пузырь
в желудочки мозга опорожнился
спал бы ещё
да вот беда
судорогой попер
хнулся
прохудился паром
затонул на мелководье
то ли гости к Садко
то ли в осадке гости
то ли кости нас
то ли мы бросили кости
стихи
страха прах
а не промысел Божий

***
с чем сравню тебя дождь
кто тебе в этом свете подобен
в этом свете подобна тебе
только женщины поступь
ты один затворяешь собою
мирские пространства
Ты одна усмиряешь собою
мужские сраженья
ты питаешь морские глубины
от края до края
Ты свои берега возвышаешь
на грани удара
ты как ветра поток
свои силы не соизмеряешь
Ты как тени источник
кому её даришь не знаешь
ты на зовы там-тама летишь
и латаешь изъяны
Ты сама как изъян
преддверие рая и ада
ты на землю падёшь
и протянет она к тебе руки
Ты пройдешь – и зардеют
на лютне чарующей звуки
ты капризен как бег
испуганной будто газели
Ты внезапна как будто стихия –
стоячие волны

АРТЕФАКТЫ
побежим за радугой
прыгать и вертеть сальто на батуте разноцветных лент
и скатиться с визгом вон за тот лесок
там у изголовья золотистый стог ярких фейерверков
испускает сноп
там оракул
тает марева амок
мост хрустальный где ты
стой замри хватай его
где ты наш черт
Ог*
* черт Ог – некромант, дух умерших


***
предаем любимых не для того
чтобы распнуть и уничтожить
нет нет
но чтобы … покалечить
калек так много
на обочине дороги
дороги в никуда

***
село солнце в море пенясь и шипя
горизонта зарево подняло паруса
строем ряд за рядом
как последний миг
алая армада ярится кипит
бой…
уже проигран
кто же победил
карнавала пьяного звездный индербай
в темной киновари золотистый рог
полночь закусила удила миров…
если б не рассвета
платиновый нимб

***
как-то в одночасье сбросило листву дерево
приказ был сверху всем под нуль
наголо остричься
скоро рандеву с главным режиссером
форы никому в кастинге не будет
покажи
чему лето научило
сколько и каких завязей на рыло
смогут ли вписаться в общую картину
будущего лета стройного ансамбля
музыки и танца
и без подхалимажа
уши оторву

***
вопросительный знак словно виселица
в нем распятый Христос восклицательным
Элои! Элои!
Ламмо савахфани*
(* последние слова Христа – Боже мой! Боже мой! На кого ты меня оставил.)

ищет точку опоры мучительно
не родиться б тебе неулыбчивый
не креститься б тебе в Иордан-реке
не ходить по воде б аки посуху
не ховаться бы нам катакомбами
не ходила б хоругвь азиатская
по Европе с крестом и мечом как тать
нам покров бы принять дароносицы
чадородной Умай*
и на кой нам ляд восклицательный знак
а не лучше ли
лед пешней рубить с кондакарь напев
буром-рунами небеса вертеть

***
вот и успокоилось сердце не стучит
знать бы и соломки можно постелить
ритм задать искусственный
или шунт впаять
поздно
отключается розум
ну и пусть
сколько можно маяться
маятник и тон не перпетуум-мобиле
только … жалко грусть
упадет с причала и в далекий путь
без меня отправится по морям в круиз
где-нибудь пристанет к вiльним берегам
сказочку расскажет неприкаянну
зазвучат там тамы
и запляшет люд
скажут здравствуй жужа
просим к костерку
* олицетворение земного начала у тюрков. Умай в современном кинемато-графе – имя героини немецкого фильма «Die Fremde» 2010 г., в первых кадрах которого Умай в абортарии, в последних – родственники тупо убивают ее
первенца. Аллилуйный фашизм.

г н а р е м у б
609
609609609
609609609609609
609609609609609609609
609609609609609609609609609
609609609609609609609609609609609
609609609609609609609609609
609609609609609609609
609609609609609
609609609
609
Б у м е ра н г



***
горний ручеек скажи
как вынести напор неистовых весенних вод
и сохранить свое предначертанье
в ответ гремит
спроси у берегов моих
гордый ручеек скажи
как вынести жару и в засуху не потерять
веселый нрав и чистоту потока
в ответ журчит
спроси моих реликтовых лесов
упрямый ручеек
как стужу пережить
как сохранить лицо среди молочных вод
под оловянной лапою мороза
в ответ звенит
спроси моих ИстокОВ
скажите … молчат
лишь по голым скалам эхо
ИовИовИовИов

***
возвращайтесь всегда возвращайтесь
как бы вас далеко не завел пояс счастья
в скитаньях в сраженьях на пике триумфа
на пике
в пике
при исходе любом
белкой
скворцом
песней
былиной
цветочной пыльцой
тополиным ли пухом
весенним дождем
пожаром осенним
пургой
накануне конца
даже после
заклинаю
возвращайтесь к истокам Мимир*

***
нет
весь я не умру
останется моих стихов литературный гумус
на нем сквозь лет опавшую листву
взрастет рыжеющее поле ржи
для будущих поэтов хюбрис
и голосом знайемим запоет
колосс на цырлах
нет это не подлог
не так ли кокона
разматывает серебряную нить китаец
не так ли в гусенице
зреет до поры
волшебный танец

|  Links 
Printer Friendly Page Send this Article to a Friend