Марина Белая: Китаец

 Проза  ziv  01.09.2010  0  57 reads

"КульПРОсвет" № 6. Часть 2.

Творчество членов молодежного ЛИТО
(ЧГОО «Череповецкое литературное объединение»)

Марина Белая

Китаец

Он крепко сжимал туристический буклет, представляя, как обрадуется Ира, узнав, что заветная сумма, необходимая для поездки в Китай, накоплена, и не осталось никаких причин для разногласий. Прежде он скупился на подарки – откладывал каждую копейку, теперь решил сделать сюрприз, надеясь, что бесстыдно дорогие серьги наладят отношения в семье. В супермаркете купил шампанское и фрукты. В радостном предвкушении вернулся домой и застыл на пороге.

Его встретила резко подурневшая ревущая белугой Ира, в наброшенном на ночную рубашку халате. Он замер, когда ее некрасивое лицо уродливо исказилось.
- Что случилось?

Хныча, не в силах произнести что-нибудь внятное, она протянула ему телеграмму: «Мать тяжело больна приезжай».
Он отшатнулся. Голова закружилась; он посмотрел на Иру, как на врага, нанесшего смертельную рану исподтишка, со спины.
Даже не разувшись, прошел в комнату, служившую личным кабинетом и библиотекой.

- Кончено, все кончено, - твердил он про себя, меряя комнату шагами.
- Лешенька, ты о чем? – испуганно спрашивала Ира.

Он не отвечал, рассматривая аккуратно расставленные на полках книги. Те самые, вдохновившие его на дерзкий поступок: поступление в институт, увлечение наукой и Китайской культурой, давшие ему силу и веру в свои возможности. Он любовно потирал их корешки, вспоминая, каких трудов стоило их достать. И горькая улыбка скривила его губы: он понимал, что исполнение сыновнего долга означает окончательный отказ от мечты, такой близкой, уже ощутимой. Транспортировка, операция, последующее выздоровление – все требовало средств, средств немалых; накопить вновь он уже не успеет. Он заплакал.

Он вспомнил, как в юности загорелся мечтой о Китае. Как-то в дом культуры привезли фильм с Брюсом Ли в главной роли. Его поразила техника движений, четкость линий, и он подумал, что должен быть скрытый, непонятный другим смысл. Человек, занимающийся боевыми искусствами, обязательно должен во что-то верить, что-то чувствовать. Ему захотелось узнать, чем живут эти люди.
Так он определился с выбором, куда поступать. Мать возражать не стала.

В общежитии Леша прижился сразу. Таких, как он, слегка неуклюжих и растерянных красотой и мощью столицы, было много, а значит – ни стыдиться, ни чураться друг друга было ни к чему. Наоборот, они жили большой дружной семьей, делились куском хлеба и жареной на сале картошкой, помогали с занятиями. Здесь он познакомился с Ирой. Она не была красавицей, большие несуразные очки откровенно не шли ей, она знала об этом и поэтому стеснялась смотреть окружающим в глаза, сутулилась. Но в отличие от других она умела безропотно слушать его, не утомляясь однообразием избираемой темы.

От других сверстников Лешку отличала настойчивость. Уже в конце первого полугодия он нашел работу, чтобы иметь возможность откладывать небольшую сумму на поездку, не нагружая мать. Неприхотливый в еде и одежде, он мог свободно обойтись деревенской картошкой, присланной матерью, и одним костюмом, оставшимся ему от отца: никаких излишеств. Он отказывал себе во многом, что позволяли другие, безжалостно экономил. Ира, и он чрезвычайно радовался этому, была похожа на него, не требовала ни звезд с неба, ни дорогих подарков. Ему было с ней тепло и удобно, словно с шерстяными носками, связанными заботливыми руками матери.

Он закончил учебу с красным дипломом и довольно быстро нашел работу: ассистентом на кафедре истории. В личной жизни тоже все наладилось: они с Ирой расписались сразу после вручения дипломов. Однако чем больших успехов он добивался в карьерном плане, тем хуже становились отношения в семье. Постепенно они и вовсе сошли на «нет»: любой предлог задержаться на работе – даже самый незначительный – казался ему благословением небес. Обычно он приходил за полночь, когда Ира уже спала, шел на кухню, наскоро проглатывал уже остывший ужин и только потом с величайшей осторожностью залезал под одеяло. Он не хотел ее будить: как женщина она давно перестала его интересовать.

А потом врачи сказали, что у него рак. Ошеломленный, он долгое время отказывался верить, а, поверив, заторопился жить: поездка в Китай стала для него символом успеха, знаком профессиональной и личностной состоятельности, смыслом жизни.

Ира была категорически против. Она предлагала сотни вариантов более рациональной траты: от ремонта квартиры до обучения дочери за границей, но переубедить его было невозможно.

- Это мое желание. Я мечтал об этом всю жизнь, - отрезал он, когда однажды за завтраком Ира вновь начала этот неприятный разговор.
- Значит, тебя абсолютно не интересует то, что хочу я! – воскликнула она, смешная, напоминавшая огромными очками большую черепаху из детского мультфильма.

Он, действительно, не знал, чем живет и о чем мечтает женщина, с которой он прожил под одной крышей более десяти лет. Не знал и особо не расстраивался по этому поводу, настолько чужими они стали друг другу.

Мать, с которой он не виделся много лет, часто укоряла за невнимание к жене. Женщина, лишенная внимания, чахнет, словно цветок в засушливую пору, любила она повторять. И ни словом не обмолвилась за невнимание к ней. Теперь она нуждалась в его помощи.
Он застегнул пальто и вышел на лестничную площадку.

- Ты куда, Лешенька? – бросилась Ира вслед за ним.
- На вокзал.

Если Вам понравилось творчество автора, можете его оценить.
Рейтинг 0/5
Рейтинг: 0/5 (0 голосов)
Print article